@pr.mira

«Принимающая семья от меня отказалась. Страшно»: красноярка ждет эвакуации из Австрии. Полиция там разгоняет людей

Бывшая красноярка Виктория Колесникова застряла в Австрии после закрытия границ. Девушка ждет эвакуации и боится, что это может затянуться, а жить ей негде. Она рассказала «Проспекту Мира» о своих переживаниях и о том, как Австрия переживает пандемию.

фото предоставлено Викторией

Виктория живет в австрийском городе Мархтренк уже восемь месяцев, приехала она туда по программе Au-Pair — это международная программа, по которой молодые люди могут поехать в другую страну, там учить язык, жить в семье и получать деньги за помощь по хозяйству.

После начала пандемии коронавируса, рассказала девушка, местные жители стали массово скупать продукты, а еще сократилась работа супермаркетов: если раньше они работали до восьми вечера, то сейчас до шести.

«Продуктов мало. Полки пустые, но потому, что все скупают, а не потому, что дефицит. Каждый день товары привозят, расставляют по полкам. Утром еще можно что-то купить, но ближе к обеду и вечеру там все сметают».

Девушка отметила, что в магазин запускают по 10 человек — на входе стоит полицейский и контролирует поток людей: «На кассе все стоят на определенной дистанции. После каждого покупателя все дезинфицируется».

В Вене, продолжает Виктория, в свою очередь активно следят за количеством людей на улицах. С ее слов, если в компании больше двух человек, то полицейские «разгоняют» людей.

Из-за коронавируса сорвалась учеба девушки: с 13 марта у Виктории отменили курсы по немецкому языку. А принимающая семья уволила девушку, но пока разрешила пожить в доме за отработку.

«Поскольку ребенок не ходит в садик из-за карантина, а его родители не ходят на работу по той же причине и теперь могут сами о нем заботиться, семья перестала во мне нуждаться. Причем сказали они мне об этом ровно в тот день, когда Россия закрыла авиасообщение с зарубежными странами. С 1 апреля я буду должна платить за свое проживание, так как договор разорван, и они уже не могут обо мне заботиться. Мне будет нужно отрабатывать то, что я у них живу».

Виктория отметила, что после увольнения замечания к ее работе по дому участились.

«Однажды гастмуттер (гостевая мама — прим. ред.) попыталась отчитать меня за то, что я плохо помыла полы — она якобы увидела на нем пятна. Пятна действительно были, но они въевшиеся. Я при ней всеми средствами терла, и они не оттирались. И тогда она как ни в чем не бывало сказала: "А, ну ладно", — вспоминает девушка. — А на днях она взяла влажные салфетки, прошлась с ними по всему дому, провела по углам, а потом отчитывала меня, показывая мне грязные салфетки и говоря повышенным тоном о том, какая я плохая, неблагодарная. Я попросила прощения и уже собралась переделать свою работу, но она не прекращала, тыкая мне тем, что я неблагодарна ей за то, что она мне разрешила пожить у них. Я уже даже расплакалась, но она все продолжала и продолжала».

Девушка временно переехала к подруге по курсам немецкого и сейчас ждет эвакуации в Россию — 27 марта она оставила свои данные в российском посольстве в Австрии, однако до сих пор о перелете ничего не известно.

«Мне страшно от мысли, что я не смогу вернуться домой. Спустя время после того, как я оставила свои данные в посольстве, стало известно, из каких городов будет проходить эвакуация, и в списке не оказалось моего — Вены. Самый дешевый вариант — это лететь из Вены во Франкфурт-на-Майне, потом оттуда в Берлин и уже из Берлина в Москву. Стоит все 50 тысяч рублей, а у меня нет таких денег». 
Полина Осипович
Полина Осипович
корреспондент и главная по эмодзи
Что вы об этом думаете?
Поделитесь с друзьями:
А Вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?
💬 Комментарии
Коронавирус
Актуальное