@pr.mira

Призывник из Сибири погиб на службе. Военные говорят о самоубийстве, но мать в это не верит

Призывник из Сибири Дмитрий Вебер погиб в Воронеже — его мать сообщила, что на теле нашли многочисленные раны, порезы и ожоги. Однако военные заявили женщине, что это было самоубийство.

О произошедшем рассказала мать (опекун) погибшего Ирина Самедова в инстаграме. Дмитрий Вебер был призван на службу в Брянскую область из Тайшета Иркутской области в октябре 2019 года. Ирина рассказывает, что за время службы в Брянской области к Дмитрию не было нареканий. До службы парень успел закончить девять классов и получить среднее специальное образование в Красноярске.

15 марта 2020 года Дмитрий прибыл в воинскую часть в Воронеже для подготовки и участия в параде. 2 апреля, рассказывает женщина, ей сообщили, что Дмитрий самовольно покинул часть, были организованы поиски — в результате через несколько дней его нашли мертвым. 

«Три дня мне звонили из части и говорили разные версии о причине его побега. 6 апреля мне позвонили из местной администрации и сообщили, что моего Дмитрия нашли [мертвым]. Командир части на связь со мной больше не выходил, причины его смерти не сообщали». 

Ирина рассказывает, что по факту смерти назначили экспертизу, Дмитрия доставили домой грузом 200 9 апреля. По словам матери, к ней приехали два офицера, которые якобы сказали, что прикомандированы из другой части и «не знают, что в гробу». 

Женщина заявляет, позже выяснится, что приехавшими офицерами были командир части Дмитрия и начальник по воспитательной работе части. Ирина пишет, что офицеры пробыли у нее около 40 минут, якобы объяснили, что Дмитрий совершил суицид «на почве неразделенной любви», и уехали.

«Когда я вскрыла гроб, от ужаса долго не могла прийти в себя, — пишет Ирина. — Тело моего сына была изрезано, на левой и правой руках не хватало частей тела большой площади. Ссадины на задней поверхности левого плеча, брюшной стенке, ссадины на левой ягодичной области, кровоподтеки в области левого коленного сустава, многочисленные травмы головы, отсутствие гортани, поврежден пах». 

Многочисленные повреждения на теле военные объяснили колючей проволокой, сообщает женщина. Далее она рассказывает, что 10 апреля увезла тело сына в Тайшет. Она заявила о повторном вскрытии и том, что эксперт заключил, что раны якобы были нанесены в разное время тупым предметом — от одного до семи дней, порезы, возможно, заточкой. 

Ирина пишет, что в материалах дела сказано, что Дмитрию и его сослуживцу сделали тест на наркотики, который показал положительный результат. По информации из документов, сообщает Ирина, ее сын ушел в самоволку именно из-за этого. Однако, по утверждению матери, на экспертизе тела в Тайшете не были обнаружены следы алкоголя и наркотиков.

«Мне 2 апреля, когда сообщили о пропаже Димы, пояснили, что после ужина роту выстроили, а Дмитрия в части не оказалось — он с голым торсом в шлепанцах, выкидывая мусор, убежал. Из материалов дела все было по-другому — часть он покинул после обнаружения наркотических веществ в его моче, скрылся он через дыру в заборе».

Ирина сообщает, что тело Дмитрия нашли на заводе самолетов в восьми километрах от части в подвешенном состоянии, ноги стояли на земле, рука была согнута в локте, язык находился за зубами, тело было изранено. Следователь, по словам Ирины, якобы пояснил, что наркотики до проведенной ею экспертизы успели выветриться, ссадины были получены, когда тело билось в агонии.

«У меня много вопросов, на которые мне не дали вразумительного ответа, — пишет мать погибшего. — Смерть поставили 4 апреля, где был сторож [завода] 2, 3 и 4 числа? Почему он обнаружил тело только 5-го утром? Следы на нем до 0,6 мм, ладошки без порезов, а тело все изрезано, характерные следы порезов по направлению поднятых рук, закрывал лицо, губы искусаны, гортани и части кожи на шее нет, борозды не было видно, на шее ожог от окурка, отбитый пах, на левой ноге порез, где не хватает вены. В заключении не сказано, что ее брали на анализы».

По утверждению женщины, некий следователь ей якобы сообщил, что Дмитрия якобы убили двое контрактников, но «армия своих не выдает».

«Я прошу, помогите наказать этих нелюдей, которые ходят по земле, не боясь ни суда, ни бога. Я отдала здорового ребенка отдать долг Родине и получила изуродованный груз 200 и пару бумажек со лжесвидетельствованием сослуживцев, так как ребята боятся, хотят дослужить и забыть весь этот ужас, — заявляет женщина. — Я не могу забыть, что отдала своего ребенка на растерзание этим мразям, и им ничего за это не будет, так как армия своих не выдает. Я прошу наказать тех, кто лишил жизни моего сына, и тех, кто причастен к его смерти».

Ирина создала петицию, адресованную Комитету солдатских матерей, где попросила о помощи, сейчас она набрала более 700 подписей. В соцсетях женщине соболезнуют и отмечают в комментариях аккаунты общественных деятелей и правоохранительных органов.

К делу подключился депутат Госдумы от Иркутской области Александр Якубовский. Он обещал направить запросы в Минобороны и главному военному прокурору РФ.

«По заверениям военных, Дмитрий совершил суицид из-за неразделенной любви. Однако мать обнаружила на теле сына многочисленные ссадины, порезы, ожоги от окурков, причем все разной давности. От официальных органов никакой реакции не поступило, — написал Якубовский. — Просто чудовищная ситуация, а потом мы удивляемся, почему у нас молодежь уклоняется от призыва».

«Проспекту Мира» пока не удалось связаться с Ириной для уточнений. «ПМ» направит запрос в следственный комитет для уточнения обстоятельств.

Обновление: в пресс-службе Западного военного округа прокомментировали слова матери и заявили, что информация в СМИ о причинах и обстоятельствах смерти Дмитрия Вебера не соответствует действительности. 

«Командованием воинской части, в которой проходил службу военнослужащий, совместно с правоохранительными органами были в установленном порядке проведены все необходимые проверочные мероприятия и экспертизы, установившие, что смерть военнослужащего наступила в результате суицида, признаков насильственной смерти не установлено».

В пресс-службе Западного военного округа добавили, что по факту смерти было возбуждено уголовное дело, которое в настоящее время прекращено «за отсутствием состава преступления». 

В главном военном следственном управлении СК сообщили, что 5 апреля возбудили дело о доведении до самоубийства. «При проведении предварительного расследования проверялись различные версии, в том числе о насильственном характере смерти военнослужащего, а также о доведении его до самоубийства».

В военном следственном управлении утверждают, что в ночь на 31 марта Дмитрий Вебер похитил у сослуживца банковскую карту и снял четыре тысячи рублей. «Под давлением неопровержимых улик военнослужащий сознался в содеянном, однако вернуть снятые деньги не смог. Предполагая, что он потратил их на что-то незаконное, командованием был проведен экспресс-тест мочи, направленный на установление факта употребления последним наркотического средства, который дал положительный результат», — заявляют в ведомстве. 

Там сообщают, что после этого, 2 апреля, Вебер самовольно покинул часть. После нескольких дней поиска его обнаружили 5 апреля. В СК считают, что он получил травмы после ухода из части, «преодолевая различные ограждения». 

«На вещах погибшего каких-либо повреждений, характерных для борьбы и самообороны, а также следов крови не обнаружено, — сообщают в следственном управлении. — Поверхность почвы вокруг также имела естественное состояние, следов борьбы или волочения на ней не обнаружено <...> Следствием достоверно установлено, что при убытии из расположения воинской части Вебер видимых телесных повреждений не имел, сведений о применении к нему насилия не получено. Двигаясь в темное время суток от казармы до места его обнаружения, военнослужащий должен был неоднократно преодолевать различные ограждения, в том числе оборудованные колючей проволокой». 

В ведомстве указывают, что по заключению посмертной психолого-психиатрической экспертизы, покидая часть, Вебер находился «в состоянии острой реакции на стресс». 

«Об этом свидетельствуют быстрое изменение его эмоционального состояния после возникновения неблагоприятных событий в его жизни (уличение в краже и факте употребления наркотических веществ) и сформировавшийся у него острый внутриличностный конфликт (опасение юридических последствий совершенных им деяний и боязнь осуждения окружающих) с последующим состоянием «ошеломления», некоторой дезориентированностью с последующим «уходом» от окружающей действительности, следствием чего явилось совершение им суицида».

В ведомстве заключают, факт доведения до самоубийства не подтвердился, виновных в его гибели нет. 

Анна Новикова
Анна Новикова
Корреспондент
Что вы об этом думаете?
Поделитесь с друзьями:
А Вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?
💬 Комментарии
Происшествия
Актуальное