Последняя в своем роде: рассказываем, кто такая Агафья Лыкова

  • Люди
Редакция «ПМ»
2687

Семья староверов Лыковых, пожалуй, единственный известный случай робинзонады в сибирской тайге. С 30-х годов и до 1978 года семья из трех мужчин и трех женщин прожила в абсолютной изоляции в лесной глуши, пользуясь исключительно изделиями, созданными своими руками, питаясь преимущественно картошкой и орехами и ничего не зная о происходящих в мире событиях. Как им удалось выжить и что произошло после случайной встречи с археологами в 78-м, мы попробуем разобраться в нашем сегодняшнем материале.

В тайгу тогда еще молодые Лыковы ушли после столкновения с тогда еще молодой советской властью. До 20-х годов происходящий из Тюмени род Лыковых обитал на заимке в 200 километрах от Абазы. К 29-му до этих мест дошла коллективизация, и староверы, не желая объединяться в какие-то непонятные и наверняка сатанинские колхозы, снялись с насиженных мест и ушли в тайгу. Вместе с родичами переселился и будущий основатель семьи — Карп Иосифович Лыков. Вскоре Карп женился на девушке Акулине, за которой лично ходил на Алтай. На новом месте крепкие хозяйственники Лыковы жили вроде неплохо и успели даже построить лечебницу, но тут земли их включили с состав заповедника, запретив охотиться, пахать и рубить деревья — пришлось переселяться снова. Карп отправился на Алтай к родственникам жены, но и там от властей не было покоя. Последней каплей стало убийство большевистским дозором родного брата Карпа. Лыковы решили уйти в тайгу.

В семье тогда было четверо. Сам Карп, жена Акулина, девятилетний сын Савин и двухлетняя дочь Наталья. С собой взяли немного: небольшой плуг, лопаты, ножи, топоры, рашпиль, пилу, рогатину, клок толстой жести, ножницы, шило, иголки, мотыги, лом, серп, долото, стамески, а также семена огородных растений. Ни домашнего скота, ни сельскохозяйственных машин в тяжелое путешествие не брали.

По тайге скитались долго, пока наконец не обрели пристанище на берегу реки Еринат: здесь в изоляции семья прожила почти 40 лет, здесь же родились младшие дети — Дмитрий и Агафья. Когда в 1978 году на таежных затворников наткнулись геологи, семья представляла довольно странное зрелище. «Он появился на тропке в сопровождении двух мужчин. В руках посошки. Одежда — латаная мешковина. Босые. Бородатые. Немолодые уже, хотя о возрасте трудно было судить», — вспоминают участники экспедиции, обнаружившей Лыковых.

Фото: Люди

За время, проведенное в затворничестве, Лыковы лишились почти всего, что привезли с собой. Металлические инструменты истерлись, одежда истлела, а некоторые овощи погубил неурожай. Так, например, во время страшной зимы 1961 года вымерзла вся морковь, и отшельники лишились последнего источника витамина А. В тот год почти весь урожай погиб, и на семью обрушились муки голода — пришлось съесть кожаную обувь. От недоедания умерла Акулина, ради детей отказавшаяся от еды. По счастью, мороз пощадил один из ростков ржи, от которого удалось получить 18 семян, которые стали основой для нового поля.

Но выращиваемые на огороде рожь, репа, горох и конопляное семя были лишь добавкой к основным продуктам питания — картошке и кедровым орехам. Картошку Лыковы сушили на зиму, а орехи лущили и использовали в самых разных целях: от выпечки своеобразного хлеба до выделки молока из воды и тертых ядер.

Фото: aftershock

Кстати, о хлебе.

— Пекут они его из сушеной, толченной в ступе картошки с добавлением двух-трех горстей ржи, измельченной пестом, и пригоршней толченых семян конопли. Эта смесь, замешенная на воде, без дрожжей и какой-либо закваски, выпекается на сковородке и представляет собою толстый черного цвета блин, — рассказывает «летописец» Лыковых Василий Песков.

Конечно, ели Лыковы и рыбу (в основном сырой), и мясо, когда удавалось поймать в ловушку кабаргу или лося. Но в основном питание было скудным.

Не лучше обстояло дело и с одеждой: из конопли Лыковы делали грубую ткань, летом ее носили на голое тело, зимой делали теплую одежду из двух слоев холстины, проложенной болотной травой. Обувь изначально делали из бересты, но затем старший сын Савин научился выделывать кожи, и отшельники облачились в некое подобие сапог.

Фото: altai-guide

О гигиене и не слышали: мылись не чаще раза в год, но болели на удивление редко, зная лишь только три хвори: «надсаду» — смесь усталости и общей слабости, «немочь кишок» и зубную боль. От «надсады» лечились «мятием живота» (больной ложился, а «лекарь» массировал ему пресс), от «немочи кишок» — отваром из «корня ревеня», а от зубной боли — молитвами и картофельным паром. Раны мазали смолой. При этом отшельники умели читать и писать.

Фото из ЖЖ danlux

Одичавшие в тайге Лыковы нашедших их геологов встретили поначалу с опаской. Таежников, как диких лосей, подманили солью, без которой Лыковы сильно страдали, испытывая, по словам главы семьи, «истинное мучение».

Постепенно контакт налаживался, отшельники начали принимать подарки, в первую очередь железные изделия и ткани. Затем крупы, хотя другую «городскую» пищу есть категорически отказывались, объясняя религиозными запретами. Отказались Лыковы и от спичек с мылом, продолжая изредка стирать одежду золой и разжигать огонь с помощью кремня. Наиболее контактными оказались младшие Агафья и Дмитрий. Оказывается, староверы-отшельники все эти годы скрупулезно вели календарь, тщательно соблюдая посты и праздники, и даже умудрились заметить появление спутников: «Звезды стали скоро по небу ходить», — говорится в семейной летописи; в тот же день Карп Осипович высказал идею, что «люди измыслили что-нибудь и пускают огни, на звезды вельми похожие», но строптивый Савин эту идею высмеял. Заметили Лыковы и самолеты, но нашли этому объяснение в священном писании, где обнаружилась строка: «Будут летать по небу железные птицы».

Фото из ЖЖ danlux

Постепенно узнавали Лыковы о делах большого мира, о Второй мировой войне: «Это це же такое, второй раз, и все немцы. Петру — проклятье. Он с ними шашни водил. Едак…», — отметил Карп. Слышали о полетах на Луну, чему не поверили. Из новинок прогресса больше всего удивил их полиэтиленовый пакет: «Иш че удумали, стекло, а гнется». Но этот дивный прогресс Лыковых и погубил. Отшельники, не имеющие в организме антител от привычных горожанам вирусов, начали умирать один за другим. В 1981-м умерли Савин, Наталья и Дмитрий. В 1998-м умер 86-летний Карп. Агафья осталась одна, категорически отвергая предложения о переезде.

Фото из ЖЖ danlux

Около 20 лет назад у Агафьи появился сосед — Ерофей, бурильщик из геологической партии, обнаружившей Лыковых. Он потерял от гангрены ногу и переселился к Агафье на заимку. Говорят, Ерофей был неравнодушен к младшей Лыковой, но та его ухаживания отвергла. Но жили дружно, друг другу помогали, пока в мае этого года Ерофей не скончался.

Сейчас Агафья снова живет одна. Правда, теперь у нее есть козы, куры, фабричная утварь и продукты, посылаемые из города. Но с каждыми годом работать по хозяйству ей становиться всё тяжелее, одолевают и болезни, а лечиться в больнице нельзя, ведь «каждый человек должен жить, сколько ему Бог отмерял».

Фото: из ЖЖ LIKA9966

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх