@pr.mira
5
Пробки
$
72.72
85.2
77.25

«Черчесову некем играть»: директор ФК «Енисей» рассказал, что делать с российским футболом

Заканчивается Евро-2020, с которого сборная России вылетела, заняв последнее место в группе. Поговорили с директором ФК «Енисей» Алексеем Иваховым о том, насколько закономерен этот результат, почему российские футболисты в последнее время не радуют и как это, по его мнению, исправить (например, построить футбольные манежи в каждом районе Красноярска).

— За кого сейчас болеете на Евро?

Мне симпатична сборная Италии. Она приятно удивила, раньше они играли в тотально оборонительный футбол — но они этот стереотип разрушили, перестроили игру. Сейчас ее стиль можно сравнить с «Барселоной» в лучшие годы. Контроль мяча, умные комбинации, прессинг в третьей-четвертой зоне при потере мяча. Это зрелищный, умный футбол.

Полноценно чемпионат не всегда удается посмотреть, но какие-то матчи смотрю полностью. Мы, футболисты, всегда смотрим футбол по-другому. Пытаемся все подметить: наблюдаем за тактикой, взаимодействием, переходными моментами.

Я вижу, как играют лучшие европейские команды, и понимаю, что нашей сборной еще прибавлять, прибавлять и прибавлять. За Россию я болел, был на одном матче, когда они 1:0 финнов обыграли. Но при всем болении — уровень нашего футбола был неконкурентоспособен на этом чемпионате. Видны кадровые проблемы. Многие обвиняют Черчесова, но, откровенно говоря, играть ему некем.

Фото предоставил Алексей Ивахов

Сейчас сравнивают сборную России с европейскими, справедливо критикуют выступление. Но один из доводов такой: вот, мол, не можем обогнать финнов, датчан, у которых населения в стране намного меньше. Сравнивать нужно не это. Нужно спросить сейчас: что мы, взрослые, сделали, чтобы создать условия для наших юных футболистов? Чтобы они получили качественное футбольное образование и были конкурентоспособными с лучшими европейскими командами?

Да, у нас огромная страна. Но возьмем Красноярск. Сколько у нас крытых футбольных манежей, где бы дети могли заниматься круглогодично? Один в Зеленой роще, один — на Шахтеров, который переоборудовали из мебельного терминала и постелили там искусственные поля, и один открылся недавно на Центральном стадионе, он до этого был «холодный». Все. Три манежа — это достаточно для миллионного города?

Куда ехать мальчишке из Ветлужанки? Притом, что у нас в Красноярске в пять вечера зимой уже темно, мороз, пробки, а родители на работе. Как ему быть конкурентоспособным с Мбаппе, с французами или испанцами? При этом мы спрашиваем, как это мы не можем победить те страны?

Почему мы не можем играть как испанцы? Потому что с детства наши игроки не находятся в той среде, при которой они могли бы конкурировать с юными футболистами из других стран. Их так натренировали. При этом между собой у них тоже нет конкуренции. Спрашивают: почему у нас «пенсионер» Жирков играет? Потому что лучше его нет. Сломался Жирков, и вся пресса пишет: ё-моё, играть некому.

— И что же делать?

Есть хороший пример, как в России нужно развивать футбол. Есть бизнесмен Сергей Галицкий (основатель сети «Магнит»), человек, который любит свою землю, родину и который любит футбол. Он создал уникальный проект — футбольный клуб «Краснодар», где есть своя академия, где дети с самого раннего возраста занимаются любимым видом спорта. И у них отличные условия для развития и осуществления своей мечты.

Галицкий продумал все. Это такой прототип успешного воплощения проекта в жизнь. В Краснодарском крае 29 футбольных круглогодичных манежей, которые принадлежат академии «Краснодар» — в станице, в поселке, в небольшом городе, в самом Краснодаре. Они ждут детей с раннего возраста и увлекают футболом. Развивают команду. Участвуют в самых разных соревнованиях. И чем старше ребенок становится, тем в более серьезных соревнованиях участвует.

Я был в Академии «Краснодар», смотрел каждый там уголок. Было интересно, как это все воплотили. Это не просто большие деньги, это бешеные деньги. И с какой любовью это сделано. Есть, например, свой швейный цех. То есть если у ребенка порвались гетры, ему их там возьмут и зашьют. Там новейшие технологии, когда мяч вылетает из определенных точек, ребенок должен его обработать и попасть в светящийся квадрат. Прямо в Академии есть общеобразовательная школа с лучшими учителями.

И в Краснодаре есть свой суперклуб, который претендует на первые места в российском футболе. Есть суперстадион. Я был на Сантьяго Бернабеу, на других стадионах, где созданы все условия, — краснодарский им не уступает.

Вы предлагаете создать такие же академии в других городах?

Чтобы улучшить ситуацию в футболе, однозначно нужно кардинально, быстро и всем вместе, системно менять отношение к футболу. И начинать нужно с детского футбола. Да, безусловно, у нас что-то делается. Но — первое: мы это делаем не систематично, а про второе я уже привел простой пример — три манежа на миллионный город. У нас семь районов в городе — в каждом районе должен быть манеж. А в такой большом, как Советский, можно и пять. Нужно, чтобы они были в шаговой доступности, с самого маленького возраста. Спорт омолодился, и самый активный возраст развития сейчас — это четыре, пять, шесть, семь лет. Раньше в футбол брали с восьми лет.

Фото: Крайспорт

Да, у нас есть сейчас летние площадки, но они доступны очень короткий промежуток времени. Я уже разговаривал с мэром Сергеем Ереминым на эту тему. Он прекрасно все понимает, он за спорт и за детей. И сейчас специалисты администрации ищут площадки, куда можно привлекать инвестиции, где можно построить манежи.

Второй важный аспект — это тренерские кадры. Сейчас все упирается в образование тренеров. Футбол постоянно развивается и нужны узкие специалисты, для этого нужно учить людей. У тренера должны гореть глаза, он должен быть образован, знать современные методы подготовки футболистов, физиологию.

Нужно вкладывать деньги в людей: в тренеров, в детей, в создание инфраструктуры. только тогда мы сможем хлопать, радоваться победам, гордиться сборной.

— О чем вы договорились с Ереминым?

Мы обсуждали возможность делать футбольные манежи на территории общеобразовательных школ, возможность в новых микрорайонах предусматривать строительство спортивных комплексов для футбола и других видов спорта.

Моя мечта — чтобы каждый желающий мог в свободное время, хоть ночью, играть в комфортных условиях в футбол. Чтобы мальчишки хотя бы имели шанс быть конкурентоспособными. Это станет возможно, когда футболом в городе будет заниматься не 600 человек (столько занимается в футбольной школе «Енисей»), а 60 тысяч мальчишек, которых будут учить 6000 или 10 тысяч тренеров. Тогда мы сможем из лучших выбирать самых лучших в сборную. Тогда на каждого Дзюбу у нас найдется пять игроков, которые будут конкурировать с ним за место в составе.

Этот путь трудный, не быстрый, но единственно правильный. Этот путь преодолели многие сборные, даже не футбольные. Поэтому важно решать бюрократический момент. Есть инвесторы, люди, которые любят футбол и готовы вкладываться, есть государство, которое поддерживает разные виды спорта. Но нужно это дело ускорять.

— Кто эти инвесторы?

Имен называть не буду. Есть люди, которые любят спорт, но им нужно помочь понять, что это возможно. Проще вложить деньги условно в строительную базу или мебельный терминал. Это понятный бизнес. Гораздо сложнее объяснить человеку, что спорт — это прежде всего здоровая нация, что это дети, и сейчас родители готовы платить за качественное образование. Как это делается сейчас в фигурном катании, в хоккее. А футбол при этом — самый демократичный вид спорта.

Одно государство все потребности по школам не закроет. Нужно создать условия для частных инвесторов. В каком плане? Нужно четкое понимание, на какой земле строить манежи.

— Сколько денег нужно на один манеж?

Чтобы построить качественный манеж габаритами 60 на 30, с хорошими условиями, раздевалками и всем остальным, нужно около 60-70 миллионов рублей. При этом должна быть инфраструктура, нужно найти правильное место с хорошей парковкой.

— А у детей сейчас есть вообще интерес к спорту? Обычно он возникает, когда сборные побеждают, а сейчас нам как будто нечем похвастаться.

Что такое футбол? Это народная игра. Мы как в детстве играли Ворота — два кирпича, мячик какой-никакой и рубимся после школы. Конечно, сейчас мир поменялся. Гаджеты эти наболевшие. И мы меньше видим, чтобы дети играли в футбол во дворе. Но разве они не хотят? Хотят. Просто раньше при каждой УК, ТСЖ был тренер, который отвечал за культурно-массовую работу. А сейчас вроде как построили коробки во дворах, но есть ли организатор? Раньше было как — от массовости к спорту высших достижений, проводилось очень много мероприятий, для того чтобы спортсмен мог проявить себя.

Отвечая на ваш вопрос: чем хуже играет сборная, тем больше возникает вопросов. Да, на этом чемпионате мы ошиблись. Надо сделать правильные выводы и создавать условия для детско-юношеского футбола. То, что сборная выступила неудачно, — это толчок к действиям. Если бы сборная успешно сыграла, что бы мы сейчас говорили? Что у нас все отлично. Но чтобы все было отлично, нужно работать.

Александр Ибрагимов
Александр Ибрагимов
специальный корреспондент
Что вы об этом думаете?
Поделитесь с друзьями:
А Вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?
Спорт
Тулуп или аксель: разбираемся в фигурном катании за 10 минут

Тулуп или аксель: разбираемся в фигурном катании за 10 минут

Смотреть фигурное катание любят многие, но разбираются в том, что происходит на льду — единицы. Если вы хотите быстро научиться отличать аксель от лутца,читайте статью. Научим буквально за 10 минут.
Актуальное