«Чистых выборов не бывает»: откровения члена УИК о выборах в Красноярске

  • Люди
Александр Ибрагимов
3384
В минувшее воскресенье благополучно прошли выборы депутатов Заксобрания края и Госдумы РФ. «Проспект Мира» на условиях анонимности поговорил с членом участковой избирательной комиссии Красноярска о его работе, о вбросах, «зеленых корочках» и о том, как голосуют горожане.

Участвовал в выборах я несколько раз, это уже третья моя кампания. Вообще работа участковой избирательной комиссии (УИК) начинается задолго до самих выборов: члены комиссии еще за месяц заполняют тучу бумаг — есть рабочая тетрадь, есть всякие разъяснения вот такой толщины. Бумаги на макулатуру переводится немерено.

Помимо прочего ты заполняешь пригласительные. Вот 2 тысячи квартир у тебя на участке, например, — подписываешь для каждого жильца фамилию, имя, отчество. А еще нужно подписать и поставить печать на каждый бюллетень. Почти 2,5 тысячи избирателей на нашем участке — умножай на четыре (избирателям на этих выборах выдавали по четыре бюллетеня — «ПМ»). То есть работы реально до хрена.

Рабочий день на участке самый обыкновенный. Приходят избиратели, берешь их паспорт, вносишь данные, они подписывают, ты вручаешь бюллетени. До 20:00 это всё продолжается. Потом подбивают, заполняют тучу протоколов — часа полтора-два еще уходит. Раньше без КОИБов (Комплекс Обработки Избирательных Бюллетеней, «электронная урна» — широко внедрен на участках в 2010 году) это всё до двух, до трех ночи могло продолжаться — все голоса вручную подсчитывались, не дай бог что-то не сойдется, пересчитывать приходилось.

У нас в школе было пять избирательных участков. Во всех образовательных учреждениях в УИК набирают людей из «спецсостава» — в основном это родственники, знакомые председателя. Мы с председателем комиссии в хороших отношениях, она меня и позвала. Председатели комиссий — это в основном учителя, да и большинство членов комиссии тоже.
Я точно знаю, что, по крайней мере, в нашу комиссию набирались «мертвые души» — люди, паспортные данные которых в комиссии уже есть; может, остались от предыдущих ее членов. То есть по документам работают одни люди, а сидят на участке другие. Не знаю, в чём смысл — разницы, официально или неофициально ты в УИК работаешь, нет. Может, просто меньше мороки с оформлением документов.
Хотя, по-моему, по списку нас там было больше, чем реально за столами сидело. А деньги комиссии выдают на число человек в списке, конечно. Их вручают председателю, а она уже распределяет под подпись в ведомости. Хотя и подписывать необязательно — я не подписывал. 
Мне за день работы выплатили где-то 4,5 тысячи рублей. Косарек-другой председатель с меня, думаю, вымутила. Я ведомость свою видел — там 5,4 тысячи зарплата была указана. Одной моей знакомой с другого участка вообще 11 тысяч обещали. А комиссию еще должны были кормить — то есть на жрачку деньги выплатить. Но, естественно, никто никого не кормил.

КОИБы, с одной стороны, жизнь упростили, а с другой…  может, чего-то не понимаю в технике, но в век цифровых технологий делать такую залипуху — я сильно удивлен. 

Во-первых, они выглядят убого, но это полбеды. Там очень много настроек — если что-то не так нажмешь, всё полетит, и можно закосорезить вообще всё. Бюллетень надо строго лицом вниз, головой вперед вставлять — никак по-другому он его не примет. Почему не сделать индикаторы с двух сторон? Бабушки приходят, которые телевизор-то с трудом включают, мучаются. Для них рядом стоит человек и весь день говорит избирателям, как надо правильно вставлять бюллетень. Сделали бы по уму — и нафиг этот человек не нужен бы был, деньги бы сэкономили.

Зато, если стоит КОИБ, вброс ты уже 100 % не сможешь сделать. Если захочешь как-то на броне вбросить, то он, во-первых, начнет пищать. А во-вторых, это долгая процедура — так просто и быстро ты 50 бюллетеней в него не вкинешь.

А где КОИБов нет, там вбросы быть могли — вот как на видео из Ростова. Только я не понимаю, люди там камер что ли не видели? У нас, кстати, камеры хорошие стояли, с разрешением — нас попросили ничего не жрать за столами и чай не пить.

Пока не было еще КОИБов и камер, то вбросы очень легко и непринужденно мутились. Я на каких-то прошлых выборах при подсчете бюллетеней, когда те уже из урны выбрасывались, такой видел. Там же кипиш, все суетятся, носятся. И тут женщина из комиссии подходит с ворохом нужных бюллетеней, кладет их и сразу делает вид, что просто бюллетени перебирает. Я так понимал, что это действительно по разнарядке сверху делалось. 

Сейчас, соответственно, мутятся все эти карусели. Читал пост Владимира Владимирова про зеленый паспорт? На нашем участке такая же схема должна была быть. Мне и еще одному члену комиссии накануне сказали, что придут 15 человек с левыми паспортами, которые не относятся к нашему участку. И у них будут паспорта в таких вот зеленых корочках. Надо было принять их и данные внести куда угодно, куда заблагорассудится — в любую строчку любого другого избирателя. Со стороны это выглядит нормально — никто же из наблюдателей не будет в паспорт смотреть. 
Но на утро наша «координатор» прямо при наблюдателях — мастер конспирации, конечно, — сказала: «Ребята, то, о чём я вчера говорила, сегодня отменяется». Не знаю, почему сорвалось. Но схема, скорее всего, централизованная была.
Я на прошлых выборах сам, когда делать нечего было, просто ходил по соседним участкам в школе. Председатель знакомая мне там и говорит: «Бери паспорт свой, проголосуй у нас». Я говорю: «Так я же не на вашем участке зарегистрирован». Она: «Да пофигу». Причем она не просила за кого-то конкретного голосовать — просто явку повышала.


Люди, когда на выборы приходят, вообще не знают, кто и куда избирается. Я им выдаю эти четыре бюллетеня, и почти все удивляются — куда  столько? То есть приличные, нормальные люди не знали про число бюллетеней. Я всегда пояснял: «Это всё вам».

И вот пришел один мужик, маленький такой: руки трясутся, рожа с похмару, небритый. Руки тянет, дайте, говорит, проголосую, сидел дома, думал, не пойду, но вот решил. А руки реально выбивают барабанную дробь. 

Я, понятно, сразу его заподозрил: ну какой алкаш, да даже обычный человек, которого с похмелья так трясет, пойдет голосовать? Когда вручал ему эти бюллетени, «Это всё вам», — говорю. И он в ответ: «Да, всё мне — там же четыре бюллетеня?» Откуда бухарь простой про это мог знать? Никто не знает, а он знает. Понятно, там стояли за углом ребята с пузырем в руке и научали, чтобы обязательно четыре бюллетеня взял. Это к вопросу про бомжей и алкоголиков, которым бухло или там что угодно за голос дают. 

***

Когда смотришь на людей, которые приходят голосовать, прекрасно видна вся наша политическая культура. Некоторые пытаются вдумчиво — сядут, про каждого кандидата почитают и потом только голос отдают.
Но большинству просто рожа кандидата на бюллетене понравилась, и поэтому они за него проголосовали. Нет такого, что программа показалось близкой. Мне вот рассказали, как на этих выборах мама с девочкой зашли в кабинку, и мама говорит: «Давай, доченька, в каком квадратике ты хочешь человечка нарисовать?» Отдала гражданский долг, так сказать. 
Некоторые вообще из-за пирожков на выборы идут — столовка в этот день работает на полную мощность, люди реально ломятся туда из-за этих пирожков.

Есть еще люди, которые сами не могут на выборы прийти — либо очень-очень старые, либо инвалиды. Соответственно, к ним мы ходим домой: два члена избирательной комиссии, два наблюдателя и полицейский. На самом деле, там вбросов никаких нельзя сделать, да и незачем. Насколько надо замороченным быть, чтобы из-за одного бюллетеня что-то вкидывать? Но всё равно наблюдатели идут с нами и наблюдают.
Люди, к которым мы ходим, зачастую уже плохо соображают, либо ничего не видят, либо и то, и другое. У нас была одна женщина, вполне адекватная по сознанию, но видела плохо и на коляске передвигалась. И она у нас попросила: руку мою поставьте на бланк, я распишусь, что вы приходили. И также с бюллетенем. А в одной квартире мужик был почти парализованный — рука правая не двигалась. За него жена просила расписаться. Наблюдатели, которые с нами ходят, иногда говорят: нет, нельзя так. И по правилам правда нельзя — но как еще быть?
Сознательного голосования в квартирах, конечно, тоже нет. Просят перечислить всех кандидатов, а потом говорят: я за «Единую Россию» буду, потому что про других ничего не слышала.

***

Чистых выборов всё-таки у нас не бывает. Подставы были и будут — административный ресурс, *** [чо]. Когда поработаешь в комиссии, понимаешь, что по большому счету любому из ее членов — председателю, кому угодно — всё равно, кого изберут. Но так как у них есть разнарядка показать какой-то минимальный процент, то они суетятся. А касательно их политических взглядов — им глубоко *** [все равно].
Очень часто вижу комментарии типа: «Вот вы бесхребетные, не пошли на выборы, за вас проголосовали, и всё — «Единая Россия» теперь победила». Я и сам не хожу голосовать, потому что кого ни выбери, какую партию — нифига не изменится. Ну придут другие люди, которые также будут воровать. Я бы пришел, я бы тоже *** [воровал]. Иначе зачем во власть идут вообще?

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх