​Легенда красноярской медицины: «Не понимаю, как в больницах могут быть очереди»

Редакция «ПМ»
938
Звание заслуженного врача 76-летний доктор медицины Тамара Сизых несет уже несколько десятилетий подряд. Она организовала первое за Уралом аллергологическое отделение, запатентовала около двадцати изобретений, прошла путь от цехового медика завода «Красмаш» до главного терапевта краевого отдела здравоохранения и одного из ключевых историков краевой медицины. Мария Бурова для «Проспекта Мира» поговорила с Тамарой Петровной о вехах краевого здравоохранения.

Медицинское образование

— В прошлом веке медицинское образование было более серьезным. Первым моим местом обучения было фельдшерское училище в Канске. Училась я у фронтовиков, так что прийти к ним неподготовленной я просто не могла. Однажды один из наших преподавателей спросил: «Есть ли у кого-то дома личная библиотека?» За моей спиной кто-то произнес: «Только у чокнутой может быть». Я тогда не сразу поняла, что чокнутая — это я. Уверена, врач должен быть очень трудолюбивым человеком, должна быть внутренняя потребность в знаниях, ведь колорит человеческих симптомов просто невероятный — врач, как художник, должен во всех разбираться. Сейчас студенты редко в больничные палаты заходят, общаются с пациентами не больше пяти минут. Чаще они «общаются» с тренажерами — на них можно что-то отработать и чему-то научиться, но самое главное происходит у постели больного. Мелочей в медицине нет.

70-е годы, Краевая клиническая больница №1


Профессионализм

— Я в своей последней книге «Ровесница лихого века» привожу такие цифры, как мне кажется, весьма справедливые. Всегда есть 15 процентов людей, которые независимо от строя будут работать по чести и совести. Рядом с ними идут еще 15 процентов, которые хоть что делай — не работали и работать не будут. Есть еще огромный слой в 70 процентов, которые будут вести себя так, как говорит им начальник, старший коллега, преподаватель. Поэтому я студентов так учила: при беседе с больным всегда соблюдайте чуткость, уважение, умейте войти в контакт, так как врач в союзе с больным — дважды врач. Нужно всегда помнить, что перед вами личность, которая своими знаниями обогатит вас. Ведь я чем только за годы своей работы ни интересовалась: самоцветами, марками, монетами — потому что среди моих пациентов были и геологи, и нумизматы, и филателисты. Ни одного больного я не оставила в беде. Я всю ночь могла сидеть у его койки, пока не пойму, что с ним. Были больные, которые не хотели жить — так я всегда выясняла, почему.

Лечение

— Во всем важна духовная основа. Врач не может не лечить душу. Часто у тяжелобольных пациентов я видела в глазах страх скорой смерти. Моя задача, в первую очередь, была помочь им этот страх побороть. Если я с этим не справлюсь, то он не только своих родственников с ума сведет, но и меня, и весь мой персонал. Мы искали пути, как спасти больного и не навредить ему, и руководство краевой больницы нас поддерживало. Если бы был 37-й год на дворе, то меня можно было и посадить: я вводила трубку в дыхательные пути и с помощью электроотсоса откачивала пробки в бронхах. Такого у нас в Сибири никто не делал. Мы изобретали, мы переживали и старались работать так, чтобы нам не было стыдно перед старшими коллегами. Теперь уже все по-другому течет.

Сизых проверяет на пациентке одно из своих изобретений, 70-е


Престиж профессии

— Отношения между врачом и пациентом начали ухудшаться еще в начале этого тысячелетия. Да и какие хорошие отношения могут быть, если я сама вызываю врача, а мне говорят в трубку: «Вам рецепты выписать?» На выписке этих бумажек все мое медицинское обслуживание и заканчивается. Интереса к человеку нет. Когда я, будучи главным терапевтом, вводила диспансеризацию, то я всем главным врачам объясняла: встретившись с больным, вы должны ему все подробно объяснить. Когда мою работу на «Красмаше» проверяла комиссия, то ее представители мне говорили: «Так не бывает, что вы назначили 15-го числа явиться и больной явился». Но это правда так и было. Врач же умный человек, поэтому, если больной не приходил, я звонила дежурному по пропускам и говорила, что ко мне больной не явился на диспансеризацию, ты ему пропуск не отдавай. С завода больной выйти не может, так что ко мне зайдет (смеется). Я всегда своим пациентам подробно все про их заболевание рассказывала, чтобы им было спокойнее.

Очереди

— Я до сих пор не понимаю, как в больнице могут быть очереди. Раньше мы успевали всех принять, а ведь нуждающихся было не меньше. За три рабочих дня врач был обязан обследовать пациента, поставить диагноз, составить план лечения или госпитализировать. Нам было дано семьдесят два часа, и мы все успевали делать.

В должности заведующей кафедрой госпитальной терапии Иркутского государственного медицинского института, 90-е


Зарплата

— Жалобы на зарплату здесь не работают. В самом начале своей карьеры я получала 72 рубля, а уборщица на «Красмаше» получала 80. Когда я стала кандидатом наук, мне к 72 рублям добавили еще десять, столько же за докторскую. Ночные дежурства в краевой больнице приносили дополнительные 30 рублей. В течение дня нам давали час на обед, и, знаете, я ни разу этой возможностью не воспользовалась, хоть и жила недалеко от работы. Еще я три раза в месяц летала в командировки. Как я себя чувствую, кто отведет моих детей в школу — это никого не интересовало. Когда денег совсем не хватало, то одежду своей семье я шила сама. А чтобы издать свои первые книги, я четыре года не тратила пенсию. Вот что значит интерес к любимому делу (улыбается).

Здоровье

— К сожалению, современный человек не знает, как правильно питаться. Гиппократ за 400 лет до нашего летосчисления сказал: «Пища должна быть лекарством, а лекарство — пищей». Не надо принимать горстями никаких таблеток, если будете просто правильно питаться. Большая часть нашей истории — это время, когда мы голодали, поэтому наши диетологи постановили: 120 грамм белка в день. Но это очень много. При средней физической нагрузке мужчине необходимо всего 50, а женщине — 28 грамм. В нашем питании больше, чем всего другого, должно быть зелени, плодов, корнеплодов и семян. Питание должно быть с 7 до 8 утра, с 13 до 14 часов дня и с 17 до 18 часов. Да, перерывы большие, но в этом случае помогут кисломолочные продукты — их лучше делать самим.

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх