«Немцы немного протрезвели»: красноярка в Германии о ситуации с эмигрантами

Редакция «ПМ»
1658
Эмигранты и беженцы, заполняющие Европу, до Сибири доходят разве что в виде истеричных телесюжетов и противоречивых новостей. Живущая в Дрездене красноярка Ирина Рау поделилась с «Проспектом Мира» своим видением ситуации из эпицентра нового великого переселения народов — Германии.

Вчера была на одной подиумной дискуссии, посвященной теме беженцев. Выступали профессора вузов из Польши, Италии и из Технического университета Дрездена (кстати, большой университет, 30 тысяч человек учится). Так вот, поляки говорили, что они не принимают беженцев, так как, во-первых, они за последнее время приняли много украинцев и чеченцев, во-вторых — беженцы и сами не горят желанием в Польше оставаться.

Итальянский профессор говорил, что Италия сама по себе достаточно разрозненная: север, центр и юг не всегда могут договориться по определённым тактическим вопросам. А тут ещё и беженцы. Да и старшее поколение абсолютно не принимает «новичков».

Дрезденский центр беженцев

Надо сказать, немецкие старики проходят адаптацию легче. За это время Германия приняла больше миллиона беженцев, в основном из стран конфликта. За последнюю неделю официальная цифра была 5 тысяч человек каждый день. Их распределяют по Германии в специальные Хаймы (общежития), с необходимой мебелью и постельными принадлежностями, выдают карманные деньги (350 евро в месяц), обеспечивают медицинской страховкой. Дальше всё уже зависит от активности самих беженцев. Нужно ли вам говорить, что они бывают разные. В России тоже живёт огромное количество эмигрантов из Азии и Кавказа — и не все они «паиньки». Тоже самое можно сказать и про беженцев в Германии. Кто-то и не планирует работать, а кто-то хочет только хорошую (то есть «чистую») работу получить.

В немецком обществе нет единого мнения по этому вопросу. Я спрашивала разных людей об этом. Надо сказать, что чем образованнее человек, тем он спокойнее и терпимее реагирует. Но не всегда.

Дрезденский центр беженцев

«Что ты думаешь по поводу такого большого количества беженцев у тебя в стране?», — спрашиваю молодого немца по имени Франц, который заканчивает школу и планирует поступать в университет. «В принципе, я не против, — отвечает он. — У нас много работы, а работать некому. Но я боюсь, что Германия уже не будет Германией. Что будет много арабов, русских, поляков.. А немцев будет всё меньше и меньше. И я не нацист, у меня соседи из Туниса и из Сирии есть. Я просто хочу, чтобы рядом со мной были немцы».

Другой молодой парень, Мартин, заканчивает Аусбилдунг по обработке металлов (по российскому эквиваленту это профессиональное училище на профессию токаря). Он протянул мне бутылку пива, на которой написано по-английски «Беженцы. Добро пожаловать». Это дрезденская марка. Я даже немного растерялась, но его подруга Анна быстро пришла на помощь: «Принципиально мы не против, но это слишком много. Чиновники тоже были не готовы к такому повороту событий. И курсов немецкого языка своевременно они не получают.. То есть, не готова Германия была к такому количеству беженцев».

Дрезденский центр беженцев

На моей работе, в доме престарелых, работают очень простые люди, которые не следят за политикой. Не знают статистику. Они просто живут. Получают зарплату, летом летают в Турцию и не очень интересуются проблемами других людей. Так вот они — против. Они ненавидят всех политиканов и терпеть не могут, когда кто-то говорит на другом языке..

Конечно, после нового года и событий в Кёльне немцы немного «протрезвели». Они поняли, что будет не так спокойно, как 20 лет назад, когда Шрёдер принял более 2 миллионов этнических немцев из стран бывшего Советского союза. Хотя и тогда спокойно не было, до сих пор гуляют анекдоты про российских немцев из сибирских деревень или из казахских степей. Но то были всё-таки немцы. И религия у них была более мирная, или её заменяла другая «русская религия» — это я про пристрастие к зелёному змию. В любом случае, немцы понимают, что в этот раз всё будет по-другому.
Я сама провела новогоднюю ночь на старой площади на берегу Эльбы. Было очень много людей, тысячи. В Эльбе отражались все салюты, проходившие по берегам реки, старый мост мерцал огнями около часа. Было красиво, радостно, и совсем не агрессивно. Ума не приложу, как могло быть иначе. А ведь это Дрезден, один из самых националистических городов Германии.

Я часто встречаю сирийцев. В большинстве своём они все имеют хорошее образование и говорят на английском языке. Когда вижу людей, которые просят подаяние, так и хочется задать вопрос о их национальности. Существует абсолютно точная информация, что это балканские народы или румыны под эту сурдинку пытаются получить какие-нибудь дивиденды. Также приезжают люди из различных африканских стран. Сейчас немцы пытаются их как-то отсеивать, привлекают сирийцев для разоблачения лжебеженцев.

Самый, наверное, внятный ответ я получила от одного немолодого немца, Детмара Крамера. В прошлом он руководил большим информационным агенством ФРГ и одной из самых авторитетных немецких газет — «Франфуркт альгемайнде цайтунг». Вот краткий пересказ нашего разговора.

У Германии не так много возможностей быстро получить много людей, желающих работать. В данное время количество свободных рабочих мест равно 590 913 — и это при безработице 6,1%. Только за 2015 год в Германии прибавилось 100 тысяч свободных рабочих мест. Опять же, это официальная статистика. Думаю, неофициальная ещё больше. Добавьте сюда старение населения и рост производства. Что делать? Беженцы — это одна из необходимостей нашей страны. Но конечно же, никто не ожидал такого наплыва. Думаю, и правящая партия и Фрау Меркель тоже. Однозначно наши чиновники и наши возможности не могут переваривать такое количество поступающих беженцев. И конечно же, я хорошо понимаю, что среди настоящих беженцев, которые бегут от войны и от зверств ИГИЛа, есть настоящие преступники и мошенники. И задача правящей власти сделать фильтр, благодаря которому они будут отсеиваться.
— А сколько беженцев вы можете принимать?
— Думаю, 1 тысяча человек в день — это реальная цифра.
— А почему именно в Германию все так рвутся. Почему не во Францию, например?
— Во Францию тоже едут. Но, в основном, из бывших французских колоний. Из Тунниса, к примеру, или с острова Маврикий. Но только Германия имеет такую отлаженную и уже опробованную инфраструктуру по приёму иностранцев — но даже она не справляется с ними. И очевидно, что наша полиция за последние годы слишком расслабилась и забюрократизировалась. Она с трудом, или слишком поздно, реагирует на преступления и неподчинение эмигрантов законам. Но я верю в Германию. Это не первый и не последний вызов, который бросает нам история. 20 лет назад Германия приняла 2 млн человек, параллельно с этим объединилась западная и восточная Германия. Было сложно — но посмотрите, где мы сейчас. Германия — одна из богатейших стран мира. И для проблемы беженцев нужно только время и очень много работы.


фото обложки — Правда.TV

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх