Нормально же сидели: 13 знаменитых заключенных Красноярска

  • Люди
Василий Прокушев
5980

Сибирь еще с царских времен использовалась как место ссылки, и, хотя царя давно нет, власти до сих пор предпочитают отправлять преступников именно сюда. Сегодня мы решили вспомнить о знаменитостях, которые сидели в тюрьмах Красноярска.

Александр Радищев 

Как известно, опубликовав свое «Путешествие из Петербурга в Москву», Радищев первым делом отправил один экземпляр императрице Екатерине II. Просвещенная правительница труд оценила по достоинству и, назвав автора «бунтовщиком похуже Пугачева», повелела арестовать. В ссылку Радищева отправили в Илимский острог на Ангаре. В Красноярске писатель побывал дважды — в сентябре 1790-го по дороге в ссылку и после освобождения в 1797-м. О последнем посещении в дневнике Радищева сохранилась запись:

 — В правой стороне открывается каменный хребет, которого видны в иных местах острые и голые концы. В левой стороне берега гористые, наконец, к Красноярску безлесисты и красностью своей показывают изобильную железную руду. Енисей течет меж гор, оставляя в лощинах, к нему прилежащих, места изобильные. Красноярск имеет положение, как некоторые города в Альпах. Правый берег вдоль идет высок и горы неровные. Левый берег высок же, но поверхность его ровна.

Николай Чернышевский 

Чернышевский, как и Радищев, побывал в Красноярске дважды — в 1864 по дороге на каторгу и в 1883 году, перебираясь досиживать ссылку в европейскую часть России. Срок Николай Гаврилович получил еще не будучи автором «Что делать?» — гнев властей на него навлекло составление прокламации «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон».
После полутора лет следствия, в ходе которого и было написано «Что делать?», писателя осудили на 14 лет каторжных работ с последующим пожизненным поселением в Сибири. Следуя на ссылку, Чернышевский ждал отправки по этапу в красноярском тюремном замке (нынешнем СИЗО №1), став первым знаменитым постояльцем в его долгой истории.

Владимир Короленко 

Благодаря старой российской традиции ссылать писателей подальше от столиц, красноярскому СИЗО №1 есть чем похвастаться. Вот и еще один писатель — Владимир Короленко — посетил Красноярск исключительно благодаря властям. Арестованного в 1879 году по подозрению в революционной деятельности автора «Слепого музыканта» ссылали всё дальше, пока не довезли до города на Енисее.

 …в тюрьме меня ждал довольно грубый прием. Смотрителем в это время был некий Островский... Он был известен как самодур и человек, жестокий к арестантам. Тут я узнал, между прочим, что в той камере, где я провел ночь, незадолго перед моим приездом нашли повесившимся тюремного палача. Она служила секретной. Палач был известен своей жестокостью, и Островский особенно дорожил им... Арестантам одной камеры удалось подобрать ключи и ночью открыть камеры — свою и секретную. Они задушили палача и устроили подобие повешения.

Мария Бочкарева

Одна из первых русских женщин-офицеров, создательница и командир первого в истории женского батальона смерти закончила свои дни в Красноярске. На фронт Первой мировой войны родившаяся в Новгородской губернии крестьянка попала с личного разрешения Николая II. Там Мария проявила выдающуюся храбрость, заслужив всеобщее уважение, три медали и Георгиевский крест.

В 1917 году глава Временного правительства Александр Керенский предложил Бочкаревой создать женский батальон. Летом того же года батальон Бочкаревой отличился в сражении при Сморгони, но тут случилась Октябрьская революция, Мария была арестована, но, благодаря помощи бывших сослуживцев, смогла бежать и добраться до Владивостока, откуда отравилась в США. В Америке Марию принял президент Вудро Вильсон, который растрогался до слез, слушая ее рассказы о войне.

После этого женщина-офицер отправилась в Лондон, где после встречи с королем Георгом отбыла в Архангельск в составе английского корпуса. Белые фронты к этому времени уже начали рушиться, и Мария отправляется с севера на восток в армию Колчака. Там в 1920-м году ее арестовывают большевики и 16 мая того же года расстреливают в Красноярске после недолгого заключения во всё том же будущем СИЗО №1. В 1990-м Бочкарева была реабилитирована.

Иосиф Джугашвили 

Пожалуй, самый известный из Красноярских сидельцев и уж точно самый неоднозначный из них. В Красноярске Иосиф Джугашвили побывал, уже имея партийную кличку Сталин и опыт двух ссылок. Будущий вождь народов шел по этапу на место отбывания наказания в Туруханск и по дороге, естественно, ночевал в СИЗО №1. Больше ничего об этом визите Сталина неизвестно.

Но в 1916-м он еще раз побывал в нашем городе, связался с большевицким подпольем, а затем отбыл в Ачинск досиживать. Из Ачинска Джугашвили направился уже в Петербург, где вовсю шли революционные события 1917 года. Никакими особыми деяниями плененный Коба город на Енисее не облагородил, зато впоследствии обеспечил СИЗО №1 еще минимум четырьмя знаменитыми постояльцами.

Ариадна Эфрон

Путь дочери Сергея Эфрона и Марины Цветаевой в Красноярском крае практически повторяет путь, проделанный более 30 лет назад Иосифом Сталиным — человеком, благодаря политике которого она здесь и оказалась.

Так же, как Сталин, Ариадна следовала через Красноярск в Туруханскую ссылку — только если Джугашвили обвинялся в революционной деятельности, то Эфрон шили деятельность контрреволюционную. В Туруханске Ариадна должна была пребывать до конца жизни, но по счастливому для нее стечению обстоятельств жизнь Сталина закончилась раньше.

 — Тюрьма была плохая, старая и давно не ремонтированная... Кормили плохо и мало давали гулять. Наконец, поплыли; ну, трюм-то оказался условностью, никому из невольных пассажиров не возбранялось жить и на палубе. Вохра не боялась побегов: «А куда ты на фиг денешься?», — как в старом анекдоте. Было и небольшое забавное приключение: при погрузке разбилась бочка с малиновым вареньем, и все — ссыльные, голодные дети из трюма — спешили собрать его в кружки, банки, в пригоршни. Дети залазили в пустую уже бочку, терлись о ее стенки, а после сосредоточенно облизывали друг друга, — вспоминает о Красноярске подруга Ариадны Ада Федерольф, отправленная в ссылку вместе с ней.

Лев Гумилев 

Так уж получилось, что в СИЗО №1 сидели дети обеих великих поэтесс Серебряного века: в 1949-м здесь была Ариадна Эфрон, а в 1939-м сюда попал сын Анны Ахматовой и Николая Гумилева — Лев Гумилев. Арестован он был за «руководство антисоветской молодежной организацией», получил «десятку» и был направлен в Норильск.

По дороге будущий автор теории пассионарности побывал и в Красноярске, где заключенных перегрузили на баржу и доставили по Енисею в Дудинку, а далее — по железной дороге в норильский лагерь. 13 октября 1944 года туруханский райвоенкомат призвал Гумилева в ряды Красной армии. После еще одной краткой остановки в Красноярске он попал в учебную часть, а оттуда — на войну.

Георгий Жженов 

Известный актер в лагерях бывал дважды: в первый раз в Магадане, получив 5 лет за знакомство с американским дипломатом, второй в Норильске — без особого повода, просто по сумме заслуг. Второй срок Жженов получил уже в 1949-м, когда до смерти Сталина оставалось всего 4 года. В Норильске он познакомился со Смоктуновским, с которым играл на одной сцене. Вообще, норильский театр в те годы мог похвастаться изрядным актерским составом.

 — Я Жженова хорошо помню. Хоть в камере для ссыльных их сидело триста человек — места всем не хватало, стоймя стояли, спали по очереди. Но его я запомнил сразу. Спокойный был человек. Сдержанный. И очень вежливый, — вспоминает бывший охранник красноярской тюрьмы Василий Дурочкин, добавляя, что заключенные Жженова уважали и доверяли ходить за кашей.

Лидия Русланова

Легендарная исполнительница суперхита про валенки попала в лагерь за компанию с мужем — генералом Владимиром Крюковым. Крюкова посадили на 25 лет за «антисоветскую деятельность», излишний энтузиазм в собирании трофеев и близость к попавшему в сталинскую опалу маршалу Жукову. Самой ей в 1949-м году дали десятку и отправили в тайшетский «Озерлаг». По дороге она побывала в Красноярске, где ждала пересылки, конечно же, в СИЗО №1. Подробности этого визита Руслановой в наш город неизвестны, но он точно был.

Вячеслав «Рыжий Тарзан» Дацик

Перейдем к сидельцам недавним и не столь заслуженным. И первый в этом списке боец без правил Вячеслав Дацик, более известный как Рыжий Тарзан. Правда, вопреки расхожему мнению, особых успехов на ринге Дацик не сыскал, проиграв 10 боев из 14. Зато прославился абсолютной безбашенностью, симпатией к идеям нацизма и любовью к сотовым телефонам, которые тезка мужа Наташи Королевой добывал, грабя салоны сотовой связи, за что и был арестован.

После ареста бойца признали невменяемым, так как он, по его собственным словам, «стену проломил, оторвал батарею, стальные штыри вырвал, потом разбирал ими подоконник, кирпичи сдавал санитарам, ничего не жрал, всю охрану шугал».

Из клиники Дацик бежал в Норвегию, но его арестовали и там. Норвежцы, помучившись с неспокойным заключенным несколько месяцев, экстрадировали Тарзана на родину, где того быстренько осудили и отправили отбывать срок сперва в Архангельск, затем в Коми, а потом и в Красноярск. Здесь Рыжий сидел в колонии №31, где себя особо никак не проявил (зато завязал знакомство с  Викой Панасоник), и в 2016 был освобожден в связи с истечением срока. Правда, на воле Тарзан продолжает геройствовать, так что, возможно, скоро приедет снова.

Валентин Данилов

Физик, осужденный за шпионаж в пользу Китая, долгие годы был для либеральной общественности символом несправедливого преследования граждан со стороны государства и силовых органов.

В 1999 году китайцы заказали Данилову стенд для испытаний спутников. Для работы над ним физик использовал документацию, которую ФСБ посчитала секретной, а сам ученый и эксперты академии наук — нет. Первый суд, состоящий из присяжных, Данилова оправдал, однако вскоре решение суда отменили и в 2004 провели повторный процесс, на котором Данилова приговорили к 14 годам. Физик отсидел 8 лет и в 2012 году вышел по УДО.

Фото: Новая Газета

Вадим Ершов

Ну и закончим наш список последним красноярским постояльцем камеры смертников. Маньяк Вадим Ершов вошел в историю как последний красноярец, приговоренный к смертной казни. Правда, привести приговор в исполнение не успели — вышел мораторий, и сейчас убийца девятнадцати женщин отбывает пожизненное в знаменитом «Черном дельфине».

Попался Ершов в 1998 году во время нападения на очередную жертву. Злодею приглянулась золотая цепочка на шее входящей с ним в один подъезд девушки. Да и сама владелица украшения показалась ему желанной добычей. В подъезде Ершов достал нож, приставил его к шее жертвы, но та закричала, и на шум выбежали родственники. Нападавший полоснул девушку ножом и бросился наутек, но у подъезда столкнулся с тремя вышедшими из подъехавшего автомобиля людьми. Завязалась потасовка, беглец пырнул ножом одного из мужчин, вырвался из рук второго и успокоился, только получив от нерастерявшейся пассажирки авто удар огнетушителем по голове.

Уже находящегося без сознания Ершова забрал прибывший наряд милиции и доставил в железнодорожный РОВД. В ходе обыска у него в квартире была обнаружена тетрадка, где преступник вел подробный учет убитых людей, указывая дату убийства и использованный при этом «инструмент» (перо №1, перо №2), а также указывал, умер человек или сумел выжить. Как выяснило следствие, убийства он совершал для того, чтобы скрыть следы преступлений — грабежей и изнасилований.

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх