Новые люди: инженер-конструктор Дмитрий Егоров

Редакция «ПМ»
949
С 20 по 22 ноября в Железногорске пройдет уже юбилейный, пятый Инновационный форум. Эксперты со всей России в очередной раз обсудят перспективы развития отрасли высоких технологий. «Проспект Мира» решил разобраться, а есть ли в Красноярском крае инноваторы, и нашел несколько человек, чья деятельность действительно двигает наш регион вперед.

Петербуржец Дмитрий Егоров рано понял, что быть космонавтом — тяжелая профессия. Но очень уж ему хотелось помочь человечеству достичь чего-то большего за пределами Земли. Он выучился на проектанта-конструктора космических аппаратов в Балтийском государственном техническом университете (БГТУ «ВОЕНМЕХ»), а на 4 курсе ему предложили пройти практику в Железногорске, на ИСС им. Решетнева. Сибирский космос так и не отпустил: вот уже четвертый год Дмитрий живет и работает в Атомграде, инженером-конструктором на ИСС им. Решетнева.

фото: Vamirekh

Петербург и Железногорск совершенно не похожи. Хоть и говорят, что Железногорск был построен ленинградскими архитекторами — кроме того, что улицы параллельны, сходства нет. Отличаются города и количеством мест, куда можно сходить. Ограниченное пространство давит, конечно. Но можно найти, чем заняться, — рассказывает молодой специалист.

У 24-летнего Дмитрия нет безумного смеха или взгляда сверху вниз, но ученого в нём все-таки выдает не по-хипстерски длинная, растрепанная борода, которую он отпускает со школы.

Его работа связана с проектированием и конструированием частей космических аппаратов — того остова, на котором держится аппаратура. На некоторых из них (названия хранятся в секрете) в силовой схеме используются сотовые панели его производства.

Аппаратуру нужно на что-то крепить, иначе спутник работать не будет. Важно и её грамотное размещение, чтобы при транспортировке к стартовому комплексу, при выводе на орбиту, спутник не развалился, как бывает с некоторыми. — рассказывает Дмитрий.

фото: ИСС

Особо прихотливая аппаратура — в «Миллиметроне»: ей он тоже занимается. Этот проект космической обсерватории создан для изучения дальнего космоса — в 1,5 миллионах километров от Земли. Работать оборудованию придется при крайне низких температурах: минус 269 градусов по Цельсию. Тут всё должно быть выверено до микрометров, чтобы оборудование даже при сужении материалов работало исправно.

Обсерватория — уникальный проект, аналогов не так много в мире. Картинка, которую она будет выдавать, должна быть очень четкой, как раз благодаря криогенной рабочей температуре, — объясняет Егоров. — Снимки дальнего космоса помогут понять, как создавалась вселенная, помогут в изучении дальних планет и звёзд, тёмной материи и чёрных дыр. Благодаря обсерватории мы сможем узнать, из-за чего произошел Большой взрыв, с чего пошла реакция, что было центром притяжения всей материи.

Создает конструкции Дмитрий из композиционных материалов: углепластика, стеклопластика, органопластика. Они легче металлических сплавов, но не менее прочны. Сотовые панели, которые выпускает ИСС, по точности изготовления вполне могут конкурировать с такими предприятиями, как Боинг, Tales и другие.

И японцы, и американцы далеко ушли в таких разработках, но ИСС тоже держится на мировом уровне. В этом одна из причин, почему я не в Петербурге пошел работать на космическую фирму, а в Железногорске. Здесь – передовые технологии создания спутников.

фото: ИСС

В свободное от работы время у Дмитрия всё как у людей: играет на гитаре, ходит в тренажерный зал, любит пробежки и плавание. Смотрит научно-фантастические фильмы, читает Виктора Пелевина и Станислава Лема.

В Пелевине меня привлекает метафизический смысл: через гротескное повествование он описывает то, что происходит в реальном мире. Я всего его прочел, кроме последних книг. А в художественных фильмах не могу не замечать нестыковок — это и фильмов 80-х касается, и современного кино. Взять того же «Марсианина»: ну не может на Марсе, при имеющихся на сегодня метеорологических данных, в условиях низкой гравитации, быть такой разрушительной скорости ветер, как в начале.

Пока Дмитрий вносит свою лепту в историю технического прогресса, остальной мир с растущим интересом за этим прогрессом наблюдает — научно-популярное сегодня в тренде. Даже кондуктор в автобусе может читать математический анализ Эйлера: его продают в каждом ларьке Розпечати.

С началом XXI века люди подспудно хотят приблизить новый век: с летающими машинами, телепортами — всем, что было описано фантастами в 19-20 веках. Массовая культура понимает, что людям интересно, и медиа помогают это сделать ближе, — говорит инженер.

фото со страницы Дмитрия ВК

Дмитрий верит в будущее российской науки: в ней всегда будут энтузиасты и возможность заниматься, как он, разными смежными видами деятельности — что не так часто встретишь на западе.

Многие мои однокурсники за довольно низкие зарплаты продолжают двигать науку по всей России. В США, Европе, Канаде зарплаты в космических отраслях в 5-8 раз выше, чем у нас в России. Но при этом человек моей профессии, инженер-конструктор, на западе будет заниматься конкретно поставленной задачей — и ни шага в сторону. У нас гораздо больше пространства для творчества: можешь создать один и тот же объект миллионами способов, и ты понимаешь, почему, как, зачем. Всё это благодаря российскому образованию, которое выпускает специалистов широкого профиля.

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх