Уведомления
Уведомления
13 2 м/с

Слили финал! 6 реальных историй Красноярского края — с разочаровывающей концовкой 😊

Василий Прокушев
1404

Сейчас только и разговоров, что о «слитом» финале «Игры престолов», фанаты требуют пересъемки, студийные боссы лепят отмазки и уверяют в правильности своего выбора. А ведь бывало и хуже. Например, в реальной красноярской истории бывали случаи, когда событие на старте обещало захватывающий авантюрный сюжет, а в финале оборачивалось пшиком. И самое обидное, что тут сколько петиций не пиши — поменять уже ничего не выйдет.

Таежный Наполеон

История, начало которой достойно Джека Лондона, середина — Рабле, а финал — самого занудного из составителей «Альманаха для юношества». Жил в XIX веке такой мужик — Гаврила Можаров, человек редкой удачливости. Бродил он по тайге и столбил золотоносные участки, да так успешно, что скоро стал богатейшим человеком Сибири.

Разбогатев, Гаврила зачудил и, провозгласив себя таежным Наполеоном, начал слать портки в Париж на стирку, отливать в свою честь пятикилограммовые золотые медали, а главное — строить в тайге город мечты: с оранжереей, семиглавым каменным собором и другими выкрутасами. Имея такой безупречный финансовый план, Гаврила быстро разорился, был посажен в тюрьму и… умер.

А ведь купец пытался бежать и даже копал подкоп, и если бы план побега удался, история могла быть куда интересней. Зная удачливость Гаврилы по части золота, можно предположить, что он бы опять разбогател и вернулся бы в тайгу этаким красноярским Монте-Кристо — мстить обидчикам и разорять их компании.


Красноярская республика

Опять-таки весьма примечательная история с концовкой банальной, как инструкция к дихлофосу. В декабре 1905 года Красноярск, поддавшийся царящим тогда в стране революционным настроениям, забродил. Волнения, возможно, прошли бы бесследно, не прибудь в это время на вокзал воинский эшелон с частями железнодорожного батальона. Солдаты встали на сторону бастующих красноярских рабочих и образовали собственный комитет, выбрав в предводители либерального прапорщика Андрея Кузьмина.

При поддержке солдат в городе была провозглашена Красноярская республика, были назначены выборы в местную Думу. Образована была республика 9 декабря, а 25 декабря в город вошли верные правительству войска и вернули контроль над территорией. А ведь если бы не оперативность царского командования, первые в истории России демократические выборы могли бы состояться именно в Красноярске. Причем, согласно плану, голосовать могли и мужчины, и женщины, так что это были бы еще и первые в Старом свете выборы с участием обоих полов. Да и кто знает, что было бы, сумей республика пожить и окрепнуть.


Норильское восстание

Одно из самых знаменитых восстаний в истории сталинских лагерей и уж точно крупнейшее в истории Красноярского края, закончившееся по сути ничем. Случилось оно в 1953 году в Норильлаге, а точнее, в его более жестком отделении — Горлаге. Лагерь взбунтовался после необоснованного расстрела 26 мая. Один из конвоиров пустил очередь по заключенным, наблюдавшим за идущими с работы женщинами. Один был убит, четверо ранены. В ходе восстания охрану и лагерную администрацию вышвырнули за периметр и над лагерем поднялись черно-красные флаги анархии.

Ядром восстания были бывшие украинские и русские коллаборационисты, которым терять было нечего, и сдаваться властям они не собирались. Тем не менее власти провели с заключенными несколько безуспешных, в общем-то, переговоров, после которых лагерь был взят штурмом, и власть администрации была восстановлена. А ведь заключенные могли затеять собственный поход на Норильск. С другой стороны, тогда история была бы куда трагичней, так что скучно — не всегда плохо.


Мангазея

Город, который мог стать столицей Сибири, северным Гонконгом, заполярным Дубаем, но стал лишь археологическим раскопом в вечной мерзлоте. Поселение было основано в XVI веке русскими первопроходцами как база для освоения Сибири и взимания пушного ясака с окрестных племен. Со временем город разжирел, и по Руси поползли слухи о «златокипящей» Мангазее — городе богатейших купцов и промышленников. И действительно, в первой трети XVII века здесь жило до двух тысяч промышленников и торговцев, а за семь лет, с 1630-го по 1637-й, из Мангазеи на запад было вывезено более полумиллиона соболиных шкурок. Притом эта семилетка самими мангазейцами считалась крайне неудачной.

В город охотно заезжали голландские и английские купцы, после чего в Москве смекнули, что таким образом в Сибири усиливается заморское влияние, и закрыли морской путь в Мангазею. Торг немедленно начал чахнуть, а вместе с ним и само поселение. Поэтому, когда город спалил очередной пожар, жители решили Мангазею не восстанавливать и переселились восточнее, основав Новую Мангазею — или нынешний Туруханск. А вот если бы путь не закрыли, то история города могла стать куда более впечатляющей.


Командор Резанов

Отважный командор, прекрасная иностранка, он уехал и умер, она замолчала на век. Она — символ бессмертной любви, он — популярная торговая марка и лучшая роль Караченцова. История хорошая, но какая-то уж слишком слезливая по нынешним циничным временам. Вот если бы Резанов успешно доехал до императора, получил разрешение, женился и продолжил бы дальнейшую колонизацию русскими Калифорнии, там бы могло завертеться такое, что Вестерос отдыхает, и соплеватая история превратилась бы в забубенный вестерн с неизвестным финалом. Да и в основной сюжетной канве могли быть более интересные ходы. Например, Резанов мог пасть в битве с туземцами, а не скончаться от удара головой после падения с лошади, пытаясь совладать с дорогой Канск — Красноярск.


Грязь с озера Шира

Ну и наконец, совсем уж гипотетическая история с красивым началом, но вовсе без продолжения. Каждый красноярец знает, что в 1900 году на Всемирной выставке в Париже красноярский Железнодорожный мост разделил гран-при с Эйфелевой башней. Но есть в этой истории один нюанс и одна неточность.

Неточность в том, что мост получил медаль не вместе с башней, а через 11 лет после нее, так как башню озолотили в 1889-м, а вот нюанс интересней. Вместе с мостом в выставке участвовала грязь с озера Шира и вызвала восторг западноевропейского и заокеанского сообщества. Грязюка настолько запала иностранцам в душу, что один американец даже вызвался строить в Хакасии курорт по типу Баден-Бадена, только круче. Перспективы, как вы понимаете, открывались заманчивые, но то ли американец «слился», то ли царское правительство на встречу не пошло, но никакой хакасской Ниццы не вышло. А жаль, Чехов мог бы описать грязь в мраморной ванне ширинского хаммама, а не на дороге в Козульку.


А вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?

Новые материалы

Читаемые материалы

Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх