«Выглядит жутковато»: как изменился Красноярск по мнению бывших красноярцев

Александр Ибрагимов
4825

«Проспект Мира» узнал у красноярцев, в разное время переехавших в другие города, в чём Красноярск уступает и выигрывает у их нынешнего места жительства, а также как за время отсутствия изменилась их малая родина.

Ольга Кашубина, Невинномысск, Ставропольский край

Переезда было целых два. Вначале — на год в Таиланд (с 2015 по 2016), но тогда это не рассматривалось, как отъезд «насовсем», планов на иммиграцию не было. А уже на чужбине, в наблюдениях за новостями из родного города и ценами на жилье, пришла мысль, что возвращаться и начинать всё сначала необязательно, раз уж вещи всё равно в коробках — можно перебраться в более теплые края, но уже на родине. Новым ПМЖ был выбран Невинномысск, это в Ставропольском крае.

Плюсов в текущем месте жительства несколько. Во-первых, конечно, климат. Я впервые за всю жизнь ощутила, что весна и осень — это не какие-то двухнедельные вспышки между летом и зимой, а полноценные сезоны. И узнала, каково это — когда деревья цветут с апреля по сентябрь. Причем само по себе разнообразие флоры поражает: мы-то, сибирские люди, привыкли видеть клены, каштаны и дубы только на картинках из учебника природоведения, а тут они повсюду.

Во-вторых, экология. Забавно, Невинномысск считается промышленным городом (тут на окраине есть завод по производству азотистых удобрений), но после Красноярска это кажется ерундой. Меньше населения — меньше автомобилей, по ночам в небе видны звезды, а в воздухе не ощущается никаких примесей.

В-третьих, близость Москвы, отечественных курортов и зарубежных столиц. Круто, когда до Тбилиси можно доехать за 10 часов на автобусе, а до Домбая — за 3 часа на машине. А при выборе дешевых авиабилетов можно ориентироваться не только на ближайшие аэропорты — Ставрополь и Минводы, но и на Краснодар, до которого ехать примерно как из Красноярска до Шарыпово. Ну и еще один плюс, который казался совершенно неочевидным поначалу — местное население очень доброжелательное, вопреки всем стереотипам про жителей юга России.

Когда переезжаешь в город с населением в 5 раз меньше, чем было, то надо быть готовым к отсутствию привычных возможностей культурного досуга. Грустно без театра и филармонии, разнообразия музеев и каких-то прочих видов активности. С другой стороны, купить билеты на какую-нибудь «Усадьбу Джаз» в Москву или Сочи и рвануть туда на выходные отсюда уже не кажется верхом расточительности.

Последний раз довелось гостить в Красноярске в феврале 2016-го. Значимых перемен я не заметила — разве что Четвертый мост построили и платные парковки в центре сделали. Наверное, год — это не тот срок, за который всё радикально преображается, тем более что я по старой привычке каждый день читаю красноярские новости, поэтому нет ощущения «выпадения из контекста».

Мне кажется, всё понемножку становится лучше: как-то оптимизируются транспортные развязки, сносятся долгострои, обживаются новые микрорайоны. В центре открываются какие-то новые кофейни — вроде бы мелочь, но из них складывается общее представление о Красноярске, особенно у туристов, как мне кажется. Жаль, что машин по-прежнему ужасно много и система очистки улиц от снежной каши и луж не работает, поэтому автомобили и тротуары в грязи — это производит удручающее впечатление.

Стремительного развития не замечаю: но такое явление в принципе редкость, оно требует денег или какого-то внушительного внешнего стимула. С другой стороны, до Универсиады осталось всего два года: говорят, это мероприятие очень преобразило Казань, а у нас пока, кажется, не очень заметны какие-то подвижки. Может, по традиционному русскому сценарию, поднажмем в последний момент, и накануне соревнований все проснутся в новом городе?

 

Фото: gornovosti.ru

Александра Воробьева, Санкт-Петербург

Я уехала из Красноярска осенью 2013 года — поехала в Петербург учиться на магистерской программе «Музыкальная критика». Хотела работать в сфере культуры и искусства, быть профессионалом, а компетенции не хватало — и я понимала, что возможности расширить ее в своей среде у меня, скорее всего, не появится.

В Петербурге много работы в сфере культуры и городских развлечений, рынок развит, есть возможность делать малый бизнес в этой сфере и монетизировать свои проекты. Еще из-за близости к Европе принято ориентироваться не только на внутренний, как у нас («Здесь вам не Москва»), но и на внешний рынок. Люди учатся говорить по-английски, осваивают международные специальности, регулярно привозят в свой город что-то, подсмотренное за рубежом (структуру кафе, дизайн шоурума, примочку для гитары, куртку сынишке, не знаю).

Я приезжаю в Красноярск практически каждое лето к родным, так что провела здесь июль 2016-го. Было жарко, и я загорела — в Петербурге так не развлечешься.

В Красноярске по-прежнему маловато публичных пространств, а так быть не должно. И велики: в Петербурге с велотранспортом тоже не всё слава богу, но в Красноярске летом остро замечаешь, что велосипедистов совсем мало. А те, кто есть, страшно жалуются на то, что инфраструктура под велики в городе практически отсутствует.

Что изменилось с моего переезда? Закрылась кофейня «Город», открылся H&M! А если серьезно, я вижу довольно много симпатичных примеров малого бизнеса, хороших культурных проектов, которые понемногу выходят из вакуума и завоевывают широкую аудиторию. Например, у меня долгое время была мечта открыть в городе независимый книжный — и вскоре после того, как я уехала, их в Красноярске открылось целых два.

Город до сих пор во многом остается tabula rasa и имеет возможность написать свою историю — и мне кажется, что сейчас более-менее выросло и окрепло поколение горожан, которые готовы это делать, которые также, как катающиеся в Европу петербуржцы, много где побывали, много чего узнали и способны принести это в свой город.

Фото: vk.com/gorod_cafe

Анна Богданова, Пршибрам, Чехия

Ровно 4 года назад я уехала из Красноярска в Москву, после успела пожить в Азии, вернуться в столицу. Уехала, потому что стало скучно, хотелось перемен, хотелось больше путешествовать и видеть новые места.

Сейчас я живу в Чехии в маленьком европейском городке, и это совсем другое. Красноярск — миллионный город, и жизнь там течет в другом ключе, намного быстрее. В новом месте жительства меня очень радует экология, доступность путешествий, отношение к людям. Пока мне здесь комфортно.

В Красноярске была прошлой зимой, приезжаю нечасто — раз в год, наверное. Предпочитаю, чтобы семья приезжала ко мне.

На мой взгляд, Красноярск развивается в лучшую сторону, открывается большее количество различных интересных мест, развивается культурная жизнь, частично улучшается инфраструктура города — например, достроили Четвертый мост. Каждый приезд удивляет чем-то новым. Не нравится чрезмерная застройка без надлежащего благоустройства жилых кварталов, мало зеленых пешеходных зон, в последнее время ухудшилась экологическая обстановка в городе — это очень расстраивает.

В последний свой приезд я заметила какую-то дымку, из-за которой не видно даже солнца. Когда выезжаешь, например, в Бобровый лог или Академгородок, этот смог видно со стороны над городом. Выглядит жутковато.

Дмитрий Захаров, Москва

Я уехал из Красноярска в 2010 году, когда меня пригласили в московский «Коммерсантъ» заниматься работой с региональными редакциями.

Сравнивать Москву и Красноярск едва ли корректно. Понятно, что инфраструктура столицы богаче, что коммунальные службы работают проворнее, что если культурная афиша в Красноярске — это календарь, то в Москве — это меню, выбирай, что хочешь. Всё это потому, что бюджет Москвы в пересчете на жителя и не снился другим регионам, даже довольно богатым, вроде Красноярского края.

В Красноярске последний раз я был только что, на КРЯККе. Вообще стараюсь приезжать как можно чаще. Получается обычно где-то раз в полгода.

Если говорить про изменения в городе, то трудно не заметить запредельный, на мой взгляд, гастрономический бум. С каждым годом открывается всё больше кафе и ресторанов, и очень значительная доля — приличных. Город строится: новые районы, мост — надеюсь, и новый терминал аэропорта наконец-то появится. Поскольку часто бывал и бываю на книжной ярмарке, могу отметить рост профессионализма в ее организации, организации культурной программы.

А вот если про плохое, то, конечно, беда с воздухом. Не могу исключить, что раньше она была той же, а я не замечал проблемы по привычке. Но теперь, прилетая в Красноярск, это первое, на что обращаешь внимание.

И транспортная ситуация в Красноярске начинает становиться совсем грустной (даже по сравнению со знаменитыми московскими пробками). Но боюсь, это опять история про деньги, которых нет.

Фото: Сергей Санников.

Татьяна Ефимова, Москва

Уехала сначала путешествовать по миру, а осталась жить в Москве. На родину приезжаю раз в год, в остальное время стараюсь, чтобы приезжали родители. В последний раз была в начале октября, любовалась осенью.

Красноярск, по-моему, развивается очень быстро, учитывая грядущую Универсиаду. Появляются новые заведения и новые развязки. На «Каменке» побывала вот, ее благоустраивают. Четвертый мост меня покорил и напомнил Сеул: настолько современно выглядит дорога вдоль набережной по Дубровинского. Шикарнейшее творение, на мой взгляд.

Главное, с чем просто беда — это с ценами на авиаперелеты. Ты не можешь просто взять и слетать на выходные в Европу. Из-за этого Красноярск неприемлем для меня. Из Москвы мы летаем раз в месяц за 10-15 тысяч или изучаем «Золотое кольцо» на машине. Это 100-200 километров в разные стороны. В Сибири же доехать куда-то можно только через 5-8 часов. И там у меня уже всё изучено.

Фото на обложке: 24v24, commons.wikimedia.org

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх