«Золотая долина», «Реклама-мама» и дефицит всего: Владимир Перекотий о появлении рекламной индустрии в Красноярске

Александр Ибрагимов
2018

Известный медиадеятель, бывший телеведущий Владимир Перекотий рассказал «Проспекту Мира» о том, как Армен Джигарханян взорвал красноярский рынок рекламы, кто стоял у истоков «Рекламы-мамы» и почему все умные ушли общаться в Фейсбук.

Реклама, конечно, была еще и советская: «Летайте самолетами «Аэрофлота», «Храните деньги в сберегательных кассах». Но где-то на переломе, когда начиналась перестройка, когда разрешили кооперативы, появлялись уже какие-то другие рекламные опыты.

Году в 91-м в Красноярске создавалась первая независимая телерадиокомпания «Местное время». Руководил ей Сергей Миних — он давным-давно, по-моему, в Германии, а главным редактором одно время был Алексей Михайлович Клешко. Радио у большинства тогда было только на кухне — вот эти проводные приборы в стене.

«Местное время» выходило с часу до двух дня и потом с одиннадцати вечера до двух ночи. Это было первое прикосновение к свободе в медиа — можно было говорить, что хочешь, как хочешь, импровизировать. Дикость по тем временам, когда тренированные дикторы по бумажке говорили «жнева колосятся» и всё такое.

И вот мы с моим однокашником Олегом Безруких, с которым учились на физфаке, пришли туда — с этого радио и начался мой поход в масс-медиа. Для первых передач я и Безруких прописывали тексты, готовились, а потом просто начали дурачиться и стебаться. Ну и там же начали делать первую рекламу.

«Не братья и даже не однофамильцы». Когда Безруких и Перекотий начинали на радио, у них была основная работа. Они не хотели, чтобы там знали об их радиохобби, поэтому придумали себе псевдоним «Владимир и Олег Анатольевы». Позже дуэт создал на местном ТВ цикл пародийных передач «Без дураков»: один из сюжетов рассказывал, например, о буднях рабочего, разводящего Коммунальный мост. На фото: Олег Безруких (слева) и Владимир Перекотий (второй справа) в годы студенчества, взято с lan.krasu.ru

***

Всё тогда только-только появлялось по всем фронтам. Первые джинглы на радио мы просто придумывали из головы — никаких примеров у нас не было, не было ни интернета, ни образцов иностранных. Такой был полу-КВН. Единственным источником знаний была краевая библиотека. Если что-то надо было узнать, ты ехал в библиотеку, час-полтора искал среди каталогов какие-нибудь книжки, брал, выписывал из них вручную и уезжал. А в продаже никаких книжек про рекламу не было.

Примерно в это же время, в самом-самом начале 90-х, возникло первое рекламное агентство Красноярского края, называлось оно «БМ-реклама». И нам предложили делать для них радиоролики. А мы решили свое агентство создать — и открыли «Бюро Анатольевых»: я, Дима Андрющенко и Олег Безруких. Это было самое начало всего и вся: мы тогда сами придумывали слова для называния профессий, типа «бренд-менеджер» и так далее.

Сейчас и не представить, какое всё тогда было дремучее. Не было, например, пленки Oracal — обычной цветной пленки, которой обклеивают вывески и прочее. Первые щиты три на шесть, которые в городе появились, известный наружник Сергей Каверзин обклеивал бумагой формата А3, распечатанной на цветном копире. То есть печаталась бумага кусочками на целый щит, клеилась на него, а сверху покрывалась чем-то, чтобы не размокала. Когда эта цветная пленка потом в Красноярске появилась, то ее вручную вырезали ножичками.


***
Настоящей бомбой в то время стала реклама горькой настойки «Золотая долина». Это была первая комплексная, мультимедийная рекламная кампания в Красноярске, которая шла и по радио, и по телевизору, и в газетах. До этого были только отдельные какие-то заставочки, ролики.

И это, безусловно, был офигенный такой прорыв — первый игровой постановочный ролик для города. Причем ролик «Золотой долины» с Арменом Джигарханяном, который сейчас вспоминают — это уже ремейк, оригинал был с красноярским актером Яковом Алленовым в главной роли. Мы его сами снимали на краевом телевидении, сами озвучивали. Это был первый рекламный ролик, который специально озвучен за кадром — до этого для них просто включалась музыка, говорился какой-то текст.

Пригласить Джигарханяна — это вообще был наглый очень ход, конечно. Это очень дорого было, тогда вообще все офигели — мы затем его и позвали. Джигарханян, который поет про красноярские реалии, — это было круто. А звукорежем на ролике, между прочим, работал некто Александр Войтинский, который сейчас довольно известный режиссер, который с Бекмамбетовым часто сотрудничает, который снимал «Черную молнию», «Елки», «Дед мороз. Битва магов» и так далее.

«Золотая долина» реально стала таким эпохальным событием. Самой популярной водкой тогда была «Смирнов» — и в Красноярске можно было запросто увидеть, как какой-нибудь крутой чувак вылезал из «Мерседеса», выпивал из горла бутылку «Смирнова» и потом пел песню из рекламы: «Золотая долина», значит, всё хорошо».

Эту песенку знали тогда все: Яков Алленов рассказывал, что на творческих встречах, которые он как конферансье вел, его часто просили «Золотую долину» спеть.

***

Рекламные бюджеты тогда были разные. Сначала — эпоха бартера: деньги мало у кого водились, и чем ты торговал, тем и рассчитывался. Вот с нашим бюро как-то рассчитались бытовой техникой. Я принес домой чайник Siemens цилиндрический такой, который сам отключается, когда закипит. И то, что он сам отключался, — это было просто волшебство. Сидели, смотрели на него — он чик и выключился. Блин, это вообще казалось каким-то чудом. Также с автоматической стиральной машиной: мы полтора часа с женой смотрели, как она работает, всё делает, а ты потом просто достаешь полусухое белье.

Тогда же был дефицит всего. Поэтому, когда выходила бегущая строка со словами «Микроволновая печь, телефон, адрес такой-то» — всё, через два дня печи сметали.

Потом появились деньги, реклама стала дороже. Рекламная индустрия стала основательной, был период, когда она вообще была одной из самых значимых в городе. Когда мы первые «Ночи пожирателей рекламы» проводили во второй половине 90-х, то вся элита Красноярска там должна была быть, все крутые предприниматели.

А потом, с расширением медиа, реклама стала обычным сервисом — ну как парикмахерские. И — как и тогда, так и сейчас — интеллектуальный труд у нас не ценится: мало кто понимает, как правильно платить за эту работу. Платят за сантиметры, за наружку, за эфир, а вот именно за «подумать» платят очень мало — такая вот специфика у нашей страны.

 

***

Году в 2003-м, по-моему, появилась «Реклама-мама». Меня тогда уговорили председательствовать в общественном совете по рекламе, где все рекламисты Красноярска, все цеха — наружка, радио, телики — собирались.

И я решил сделать такой информационный водопой для цеха — площадку, форум, где все тусовались. Я вначале рассчитывал человек на 300, что будем вместе свои дела обсуждать. Но потом туда подтянулись журналисты, потом всякие политтехнологи. Большая часть айпишников, с которых заходили читать, вообще была из краевой администрации.

То есть это стало уже не внутрицеховой, а такой площадкой, где обсуждалось вообще всё. Приходилось придумывать разделы: «Общество», «Политика», «Медиасреда» и другие.

И, наверное, вот в этом смысле «Реклама-мама» была похожа на теперешний красноярский Фейсбук, хотя это уже и совсем другого типа институция. Мы, когда «РМ» в 2013-м остановили, так и написали: «Все умные ушли общаться на Фейсбук».

Вечеринка «Реклама-мама», 2003 год; фото: facebook.com

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх