@pr.mira
2
Пробки
$
58.1
56.48
87.66
$
58.1
56.48
87.66

«Черное небо» каждый день: почему стоящий на залежах газа Кызыл задыхается в угольной саже? Репортаж из столицы Тувы — самого бедного региона России

Проблемы с экологией существуют не только Красноярске, но и в большинстве крупных городов Сибири. Суровый климат и морально устаревшие системы отопления делают свое дело. При этом на газификацию, по планам «Газпрома», в ближайшие пять лет нам расчитывать не приходится.

«Проспект Мира» вместе с телеканалом «Прима» и красноярским фотографом Сергеем Филининым отправляется в рейд по Сибири, чтобы изучить причины экологических проблем городов. И первым делом мы едем в Туву.

Частные проблемы частного сектора

Тень Кызыла появляется над белоснежными холмами республики задолго до самого города. Зависшее над долиной исполинское серое облако поглощает и остатки дороги, и очертание домов столицы Тувы. Как и Красноярск, Кызыл расположен в котловине, со всех сторон окруженной холмами. Но понятие «черное небо» здесь воспринимают как тавтологию — зимой другим небо здесь не бывает.

Фото здесь и далее: Сергей Филинин, для «Проспекта Мира»

Наш экскурсовод по Кызылу — эколог Ольга Кальная, старший научный сотрудник Тувинского института комплексного освоения природных ресурсов РАН. Ольга утверждает: самого смога мы уже не застали. В конце февраля начинают дуть горные ветры. Предвещая весну, они смывают с неба часть дымовой завесы. В эти дни жители города могут не только различить силуэт солнца, но и увидеть гору Догээ, известную также как гора Ленина. В обычные дни от вершины, находящейся в нескольких минутах езды от Кызыла, остаются лишь призрачные очертания.

Кальная не сомневается: главный виновник ухода Кызыла в сумрак — уголь. Именно дым сотен труб делает небо черным. Углем здесь топится как местная ТЭЦ, так и обширный частный сектор — он занимает половину города. Но на ТЭЦ хотя бы есть очистные сооружения, чего не скажешь о печных трубах. По официальным данным, в городе на 120 тысяч населения больше 18 тысяч частных домовладений.

«После разрушительного землетрясения 2011-го частных домов стало больше. Люди, боясь за свою жизнь, поспешили съехать из многоэтажек и завести свои дома. Смога тоже стало больше», — рассказывает Ольга.


По ее словам, власти республики пытаются что-то сделать с вечным угольным туманом, но тщетно. Окончательно проблему могла бы решить газификация, но тянуть сюда газопровод слишком дорого. Другие методы не работают. Строительство электростанции на солнечной энергии в поселке Спутник идет вяло, денег на обеспечения населения бездымным топливом нет.

Нет даже качественного угля — вернее, его не на что покупать. Тува — самый бедный регион России, за чертой бедности здесь живет примерно треть населения. Только официальный уровень безработицы составляет почти 20 процентов. Слово «балахтинский» местные произносят почти с придыханием, здесь это признак зажиточности. Обычно топят жирным и плохо прогорающим местным.

Альтернативы нет

Впрочем, местный уголь тоже недешев. Семья местной жительницы Ай-Суу Опай сжигает по пять ведер угля в день. За два месяца это 4 тонны, при стоимости угля в Кызыле 3 700 рублей за тонну.

Показать угольный сарай Ай-Суу выходит, накинув на плечи светлый пуховик. Признается, что такая расцветка в Кызыле редкость. Атмосфера вынуждает жителей носить практичные оттенки серого и черного. Светлую одежду надо стирать чуть ли не каждый день. По тем же причинам потолки и стены в тувинской столице белят ежегодно. От сажи внутри дома немного спасает натянутая вокруг трубы кружевная занавеска. Ее стирают раз в два дня.

Двор дома девушки засыпан сажей и пеплом, снег — цвета кофе. Это для Кызыла норма. Говорят, что дети здесь, рисуя снеговиков, выбирают черный маркер. Опай понимает, что дышать таким воздухом опасно — но заменить уголь нечем. Считает, что, возможно, помогла бы замена обычной печи на котел. Говорят, на него нужно меньше угля, а значит, и смога меньше.

Ай-Суу Опай
Ай-Суу Опай

У другой жительницы Кызыла, Арианы Салчак, котел есть. Но сделать воздух чище не получается. Женщина признается, что с установкой оборудования угля стало уходить только больше. На просторный дом за сезон — 11 тонн. Вариантов Ариана также не видит. Говорит, что троюродная сестра топит электричеством — отопление крохотного 18-метрового домишки обходится в месяц в 8 000 рублей. Во сколько обойдется электрификация в ее доме, женщина даже представить боится.

При малейшей возможности Ариана старается выезжать за пределы города. Уехала бы в деревню, но детям надо ходить в школу.

Ариана Салчак
Ариана Салчак

Надежда умирает последней

Руководитель Тувинского института комплексного освоения природных ресурсов РАН Валерий Котельников настроен еще более радикально. По его словам, в деревне от смога не спастись. Пока будет печное отопление — будет и дым. Котельников занимается разработкой бездымного угля и рассматривает варианты альтернативного отопления. Показывает черные катышки. Это разработанное институтом топливо. Его использование позволило бы снизить выброс вредных веществ на 30–40%.

Валерий Котельников
Валерий Котельников
Вот так выглядит альтернативное топливо
Вот так выглядит альтернативное топливо

«Главная проблема печного отопления, это то, что топливо в печах не сгорает полностью. Иногда в воздух уходит чуть ли не половина того, что закладывается в топку. Печь разжигают, сверху засыпают уголь, и он едва горит, выделяя большое количество дыма. А это еще хуже канцерогенного бензапирена. Наше топливо горит почти без дыма», — рассказывает Котельников.

Правда, гранулы в колбе — пока все топливо, которое институт может предложить республике. На производство нужны деньги, а инвесторы в проект не спешат. Хотя Валерий и утверждает, что его топливо дешевле угля и производство может быть прибыльным.

Впрочем, Котельников и сам считает, что бездымный уголь не панацея. «Самый эффективный способ — не жечь уголь», — говорит он. В этом республике может помочь газ, но не тот, что в газопроводе, а тот, что прямо под ногами.

«Кызыл стоит на огромных залежах угля, между пластами которого находится газ, достаточно пробурить скважину и город можно отапливать минимум лет 20–30», — говорит ученый.



Кызыльский газ — близкий родственник нашумевшему сланцевому, с той лишь разницей, что залегает он не в сланцах, а в углях, и мировой сенсацией стать не спешит. Котельников рассказывает, что и на этот проект инвестора так и не нашли. Валерий хотел пробурить показательную скважину сам, но на это нужно 8 миллионов рублей, а таких денег у института нет.

Прямо за окном кабинета ученого извергает черный смог в воздух очередная угольная труба. Завтра Валерия ждет самолет: он переезжает в Красноярск. Решать проблему «черного города» придется кому-то другому.

* * *

Методы, которые Котельников рассматривает как хоть и перспективные, но гипотетические, для министра экологии республики Шолбан Хопуя вполне реальны. По словам министра, сейчас в регионе вовсю идет подготовка к строительству завода бездымного топлива. Добыче газа из-под земли также ничего не мешает, стоит только провести геологоразведку.

Шолбан Хопуй

Пока красноярцы возмущаются постоянным попаданием города в первые строчки рейтингов самых грязных городов мира, правительство Тувы открыто мечтает о вхождении Кызыла в официальную десятку самых загазованных. Статус откроет дорогу к федеральной программе «Экология», а значит, и федеральным деньгам.

Тогда можно будет всерьез обсудить проблему газификации. «У нас создана региональная программа газификации региона до 2030 года, есть понимание со стороны федерального оператора в лице „Газпрома“ о том, что возможны альтернативные маршруты, в том числе со стороны Горного Алтая», — рассказывает Хопуй. Министр надеется, что договориться с газовой госкомпанией все-таки удастся. Несмотря на то, что на карте газификации «Газпрома» Тувы нет и в помине…

***

Когда уезжаешь из Кызыла, машина как будто выпрыгивает из лежащего на земле грозового облака. Нестерпимо блестит под лучами солнца тувинский снег, а между холмов вьется дорога, ведущая прочь от вечно черного неба республиканской столицы.

Василий Прокушев
Василий Прокушев
внештатный обозреватель и ресторанный критик
Что вы об этом думаете?
Поделитесь с друзьями:
А Вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?
Экология в городах
Шушенское, Сизая и исполинская ГЭС: рассказываем и показываем, что посмотреть на юге Сибири

Шушенское, Сизая и исполинская ГЭС: рассказываем и показываем, что посмотреть на юге Сибири

Сначала мы заехали в гостеприимный Абакан, затем в помидорный Минусинск, и под конец в знаменитый поселок с богатой историей — Шушенское.
Дом «Зингера» и музей раритетных авто: рассказываем, что посмотреть в Минусинске, кроме помидоров

Дом «Зингера» и музей раритетных авто: рассказываем, что посмотреть в Минусинске, кроме помидоров

В этот раз мы едем по популярным туристическим местам юга Сибири и не только посмотрим на красоты, но и узнаем, улучшается ли экология без угольных печей частного сектора.
Актуальное