Уведомления
47 7 м/с
Уведомления

Закатать под парковку: что будет с двухсотлетней казачьей усадьбой в центре Красноярска

Александр Ибрагимов
2001

Напротив «Локомотива» в январе снесли ветхие деревянные дома, и теперь активисты боятся, что под ковши экскаватора угодит и сохранившаяся до наших дней старинная казачья усадьба, а на ее месте появится высотка. «Проспект Мира» рассказывает запутанную историю, героями которой стали бывшие банкиры, известные обманщики дольщиков, Василий Суриков и, возможно, депутат горсовета Геннадий Торгунаков.

В конце прошлого года архитектор Ольга Баркова опубликовала видео о судьбе бывшей казачьей усадьбы на углу улиц Перенсона и Марковского. Дому, которому может насчитываться почти 200 лет, как опасается Баркова, грозит снос.

Местность вдоль улицы Марковского (бывшей Большекачинской) в свое время была границей Красноярска и называлась казачьей слободой — здесь располагались деревянные дома казаков. Где-то тут жила тетка Василия Сурикова Ольга Дурандина, дом которой художник изобразил на пейзаже картины «Боярыня Морозова».

Усадьба с каменным подклетом (нижним этажом) на Перенсона, 34 / Марковского, 67, о которой снят видеоролик, а также стоящий рядом дом на Перенсона, 32, — это сохранившиеся останки казачьей слободы. Дома находятся в полуразрушенном состоянии, сейчас в них никто не живет. На Перенсона, 32, говорит Ольга Баркова, раньше находился гостевой дом причта Успенского общежительного мужского монастыря. С тем же, кому принадлежала соседняя усадьба по двойному адресу, возникла путаница.

Так, в паспорте на объект (docx), который составляла архитектор Юлия Гринберг, он записан как «дом казацкого пятидесятника Потылицина». Гринберг считается инициатором архитектурного образования в Красноярском крае, с ее помощью была выявлена значительная часть местных памятников архитектуры.

Однако в недавней статье на сайте Krasplace со ссылкой на архивные документы усадьбу на Перенсона-Марковского называют домом казака Ермолаева. Причем Ермолаеву, по словам автора статьи Марины Терешковой, дом мог отойти от еще одного казака — Петра Борисова: Борисов упоминается как владелец дома в обывательской книге 1844-47 годов.

Терешкова в беседе с «ПМ» предположила, что при составлении паспорта могла возникнуть ошибка, в результате там и оказалась фамилия Потылицина. Так, в паспорте дается ссылка на одну из описей краевого госархива как на обывательскую книгу 1834 года, однако на самом деле это более поздний документ: перепись жителей Воскресенской улицы за 1913-й. 

— Потылициных в Красноярске было очень много. Но я не понимаю, откуда и из каких архивных документов взяты Потылицины именно там [на Большекачинской], — отметила Терешкова, добавив, что планирует изучить в архиве все обывательские книги, «чтобы исключить или найти ошибку».


Кому бы усадьба ни принадлежала, ей, по словам Марины Терешковой, действительно может быть 200 лет — вид на дом выдан в 1818 году. «Необязательно, но вполне возможно, что через год дом уже стоял. К 1844 году Борисов уже отжил свое, но ведь жил же он где-то. А после его смерти наследники могли и продать дом Ермолаеву», — размышляет она.

В паспорте Юлии Гринберг усадьбу предлагалось сохранить в комплексе деревянной застройки вдоль улицы Перенсона. В списке памятников архитектуры при этом дом Потылицина-Ермолаева-Борисова никогда не был. В ноябре прошлого года активисты пытались подтвердить историческую ценность здания и подали документы в службу по охране объектов культурного наследия края, но получили отказ. «Заявитель надергал информацию из открытых источников, из интернета. Конечно, требуется более серьезная проработка», — пояснял тогда замруководителя службы Юрий Тихонович. 

В декабре активисты подали еще одно заявление, дополненное новой информацией, однако, по словам Марины Терешковой, его могут не рассмотреть и в этот раз, «так как есть путаница в названии усадьбы — то Ермолаевы, то Потылицины».  


*** 

29 декабря 2017 года на «казачьем» перекрестке появился строительный забор. Бывшая усадьба и дом причта за ограждения не попали — за забором оказались домик на Марковского, 65, советский барак на Перенсона, 30, и еще один небольшой дом, который, судя по всему, своего номера не имел. Все три дома пошли под снос — к середине января от них почти ничего не осталось.

Такой же забор еще минувшим летом установили по соседству, огородив пятачок с автомобильной парковкой и бывший дом мещанина Горбунова на Марковского, 63, построенный в конце девятнадцатого века (в нем когда-то были гостиницы «Европа» и «Привет»). Дом Горбунова вскоре после этого снесли, сейчас на его месте лежат кучи кирпичей. 


Дом Горбунова, 2009. Фото: kraevushka.livejournal.com

Остатки дома Горбунова, декабрь 2017.

Таким образом территорию от Перенсона до здания СибГУ имени Решетнёва готовят к будущей застройке. По данным публичной кадастровой карты, несколько участков здесь отданы под строительство жилого дома высотой от 10 этажей. Что именно тут появится, впрочем, пока до конца не ясно.

Архитектор Валерий Крушлинский рассказал «ПМ», что строительные планы на эту территорию появились в 1990-е. Тогда несколько кварталов от улицы Ленина до Качи принадлежало СибГТУ. На стыке Перенсона—Марковского университет планировал строить «панельку» 97-й серии по проекту застройки территории «Красноярскгражданпроекта» 2003 года.

— Но я поднял шум — сказал, что на таком месте что-то поприличнее типового дома должно стоять, — вспоминает Крушлинский. — Проректор СибГТУ по капстроительству Леонид Жестовский узнал, что я уперся, и строить в итоге решили по индивидуальному проекту.

Своих денег на строительство у СибГТУ не было, продолжает архитектор, «поэтому университет пошел на панель» — искать инвесторов. Инвестором стала печально известная компания «Стройтехника», которая затем увязла в скандалах с обманутыми дольщиками, а сейчас банкротится.

Проектированием занимался «КрасноярскНИИПроект» Валерия Крушлинского. Проект он представил на градостроительном совете в феврале 2008 года. Крушлинский предложил построить на территории жилой дом с переменной этажностью в 7-13 этажей площадью 24,3 тысячи квадратных метров с подземной парковкой на 127 машин (3,5 тысячи м²). 


Проект Валерия Крушлинского.

Часть квартир предназначалась для преподавателей университета, другая, более просторная — для продажи. В стилобатной части здания, облицованной гранитом, размещались бы офисы и магазины, а крышу завершали бы ротонды и балюстрады («таким образом поддержаны связи с историческим ландшафтом», — отмечали на заседании градсовета). 

Ради строительства на площадке предполагалось снести и расселить ветхие деревянные дома, для чего инвесторам нужно было купить около ста квартир в качестве компенсации, писал «Сибдом».

Для реализации проекта в 2008 году «Стройтехника» создала ТСЖ «Столичное», председателем правления которого стал проректор Леонид Жестовский. Земли под застройку перешли строителям. В апреле 2009-го совладельцами ТСЖ стали также Александр Баранов и строительная компания «Меркурий», в которой работал его сын Михаил. Баранов-старший в свое время владел долями в красноярских банках «Ярбанк» и «Кедр». Сейчас ТСЖ «Столичное» возглавляет он. Как пояснил он «ПМ», за долги «Стройтехника» отдала ему участки на перекрестке Перенсона-Марковского.

***

— Как мы эту территорию получили, так с тех пор с ней и морочимся, — говорит Александр Баранов «ПМ». Еще в 2011 году он жаловался, что началу строительства высотки якобы мешают административные вопросы, например, долгое согласование документов в мэрии: когда была согласована последняя их часть, то первая уже утратила актуальность, и всё приходилось начинать сначала.

Кроме того, весной того же года в Красноярске проходили слушания по поводу строительства двухэтажного офиса ТСЖ «Столичное» на месте казачьей усадьбы. Участок под ней, как писали «Дела.ру», отошел строителям позже, чем соседние; его хотели присоединить к территории жилой застройки после строительства офиса.

На слушаниях проголосовали за офис, однако мэрия строить его не разрешила, пояснив, что офисное здание на этом месте ухудшит транспортную ситуацию и нарушит облик исторического центра. ТСЖ в ответ подало в суд, который в итоге всех разбирательств встал на сторону застройщика.  

Затем, говорит Валерий Крушлинский, строительству помешал принятый закон об охране объектов культурного наследия, ограничивающий высоту новых зданий в историческом центре Красноярска. На перекрестке Перенсона-Марковского нельзя строить объекты выше 15 метров.

— А 15 метров — это что? — вопрошает Александр Баранов. — Это четыре с половиной этажа. Мы с таким домом даже в ноль не выйдем, а уйдем в большой минус. Потому что мы много квартир здесь расселили — и за одну квартиру давали по две, три, четыре. Думали: вот сейчас дом построим и деньги вернем.

Казачья усадьба, например, была расселена почти полностью в 2012 году. К тому моменту здесь жила только 72-летняя пенсионерка Эмма Федоровна, которая съезжать отказывалась. В ночь на 7 сентября 2012-го в доме произошел пожар, в котором женщина погибла. Спустя два года пожар повредил и соседний дом причта на Перенсона, 32. Причиной обоих возгораний в МЧС называли поджог.

***

Пока проект простаивал, к «Стройтехнике» и Барановым присоединился еще один инвестор — компания «Сибстройинвест», принадлежавшая депутату горсовета Геннадию Торгунакову. (Фирма известна своим обещанием достроить дом дольщиков на Грунтовой, которое она не сдержала. В 2017 году прокуратура отмечала, что «Стройтехника» и «Сибстройинвест» аффилированы) 

По словам Валерия Крушлинского и Александра Баранова, Геннадий Торгунаков лично участвовал в проекте, но потом «сбежал». Сам депутат в беседе с «ПМ» это отрицает: «Я давно ушел из «Сибстройинвеста» и строительного бизнеса, поэтому о проекте ничего не знаю».

Как говорит Баранов, «Сибстройинвест» в качестве соинвестора оплачивал проект определения границ охранной зоны в этой местности, а также историко-культурную экспертизу казачьей усадьбы. Их заказали в 2015 году, по всей видимости, чтобы попытаться обойти запрет на строительство высотки в центре.

Заказ ТСЖ «Столичного», «Стройтехники» и «Сибстройинвеста» выполнял ярославский Институт проблем устойчивого развития городов и территорий. В акте сдачи-приемки работ (есть в распоряжении «ПМ») управляющим ТСЖ указан экс-проректор СибГТУ Леонид Жестовский. С прошлого года он упоминается в СМИ как главный инженер «Сибстройинвеста».

Работы стоили 1,5 миллиона рублей, но, как говорит Баранов, «Сибстройинвест» заплатил лишь часть и вышел из проекта. Согласно картотеке арбитражного суда, невыплаченными оказались 990 тысяч рублей, долг записан на ТСЖ «Столичное».

Параллельно в 2015 году появился и новый проект высотки на перекрестке, отдаленно напоминающий упрощенный проект Валерия Крушлинского. Его сделала московская «Мастерская 69», заказчиком в предпроектном предложении называется ТСЖ «Столичное». Однако, как рассказал «ПМ» представитель ТСЖ архитектор Александр Ковалев, этот проект был инициативой «Сибстройинвеста», а не ТСЖ.

***

По словам Ковалева, сегодня «Стройтехника», «Сибстройинвест», Жестовский и Торгунаков никакого отношения к территории на Перенсона не имеют. Инвесторами остались Александр и Михаил Барановы, они же, согласно выпискам Росреестра, владеют землей под застройку.

Окончательная концепция проекта на территорию сейчас формируется. «Прошлые проекты применить невозможно, — поясняет Александр Ковалев. — Они были стечением обстоятельств и достались в нагрузку с территорией. В проектной документации есть один вариант старого проекта Крушлинского, все более поздние варианты — это «потемкинская деревня», навязанные Жестовским и Торгунаковым поделки под архитектуру».

Подробности разрабатываемой концепции Ковалев не уточняет, отмечая, что «пока в планах — оживить территорию щадящей реконструкцией и сделать парковку с прозрачным ограждением, освещением и современными системами учета автомобилей».

Планы на парковку подтверждает и Александр Баранов. Она, судя по его словам, будет временной мерой, затем здесь всё же планируют построить жилой дом. Правда, «по крайней мере в ближайшие два года» он точно не появится, «и какое-то шевеление только в конце 2019 года начнется»: «Мы попытаемся сделать хотя бы шесть этажей, но это такая канитель».

Судьба казачьей усадьбы, которой обеспокоены активисты, пока кажется неопределенной — на ее счет у застройщиков есть противоречия. Александр Ковалев сказал, что ее отремонтируют и разместят там обувную мастерскую, а Александр Баранов в беседе с «ПМ» настаивал, что дом нужно будет снести, потому что «время ушло»:

—  Усадьбы давно нет, всё разрушено и сгнило. Чтобы признать дом объектом культурного наследия, его нужно выкупать, восстанавливать и содержать — а кто это всё будет делать? У государства денег нет — посмотрите, как у нас другие памятники охраняются. А иметь в центре такой свинюшник никто не позволит. Какой бы ни была усадьба когда-то, она уже утратила ценность. Ну пописал там рядом когда-то Суриков, и что теперь?
Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх