Уведомления
17 5 м/с
Уведомления
17 5 м/с

«Деньги доставайте и отдавайте»: как клиенты бывшего автодилера «Крепость» штурмуют

Александр Ибрагимов
23

В четверг, 10 мая, в «Тойота Центр» группы компаний «Крепость» приехали десятки клиентов, которые не могут получить ни свои машины, ни предоплату за них. «Проспект Мира» приводит частичную расшифровку эмоциональной встречи.

К десяти утра в «Тойота Центре» на Партизана Железняка, с недавних пор бывшем официальном дилере японских автомобилей, собрались примерно 50 клиентов. Они приехали не только из Красноярска, но и из других городов края и соседних регионов. Люди заявили, что компания закладывала полностью оплаченные ими автомобили в банк, обвинили владельца «Крепости» Александра Кангуна в мошенничестве и потребовали, чтобы тот «достал и отдал» деньги. Кангун в ответ заверил, что сейчас решает вопрос с банками и призвал людей подождать.

Александр Кангун. Я предлагаю выслушать меня, чтобы понять, как в этой ситуации [действовать дальше]. Сегодня есть понимание того, что происходит, как происходит и как двигаться вперед, чтобы вопросы решить. Если [вам] нужно просто устроить митинг, это не даст решения вопроса.

Женщина. У меня машина заложена в банк. Я спрашивала (юриста), на каком основании, если я 100% ее оплатила? Она в ответ пожала плечами: «Не знаю». Почему все машины заложены в банк?

Кангун. Я вам готов дать пояснения по каждому автомобилю индивидуально.

Женщина. Эта история уже была. Ту речь, которую нам говорил человек на втором этаже [менеджер кризисного центра урегулирования], он говорил каждому одно и то же. Он мог бы просто выйти и то же самое сказать нам всем сразу. Не было никакого индивидуального подхода, абсолютно. Это пустые слова. Если нас сейчас опять разобьют по одному человеку и отправят куда-то, то мы опять просто разойдемся.

Мужчина. Ни один ваш юрист, с которыми мы разговаривали  на втором этаже, не уточнил нам ни сроков, ничего. Это может тянуться пять-шесть-семь лет или что?

Кангун. От того, что вы не соглашаетесь, ситуация не развернется по-другому. Если вы сейчас проведете митинг, это не значит, что можно будет пойти открыть кассу и взять из нее деньги. Их там нет.

Несколько человек. А почему их там нет? Где деньги наши?

Кангун. Можно я отвечу каждому из вас индивидуально на этот вопрос?

Женщина. Я уже разговаривала с вами индивидуально. Вы сказали: запишитесь, придет Лина Владимировна [Кононова, бывший гендиректор «Крепости»] и вам все объяснит. Я записалась, но вместо нее пришла юрист, которая сказала: «Я здесь не работаю. Меня наняли на день, заплатили, я отсидела – всё». Она никакой информацией не владеет, она пожала плечами и всё.


Кангун. Мы сейчас в центре урегулирования собрали досье, собрали ваши заявления. Мы для себя сейчас выстраиваем модель, как этот вопрос решить. Активов у компании достаточно, чтобы закрыть все клиентские вопросы. Просто мы не готовились к этому сценарию. Этот сценарий для нас наступил неожиданно.

Несколько человек. Вранье!  

Женщина. Машины заложены в феврале. У меня оплату взяли в марте, зная, что они заложены. Это мошенничество.

Кангун. Хорошо. Вы предполагаете, что это мошенничество, у вас есть доказательства. Ваш следующий шаг какой?

Мужчина. Обратиться в полицию, в прокуратуру.

Кангун. Вы обратились в полицию и завтра мне говорят: «Александр Самуилович, вы сделали все неправильно по закону». Дальше что? Кто-то получит [свои машины, деньги]?

Мужчина. Все пойдут в суд с гражданским иском взыскивать имущество. Вы же говорите, что активов достаточно.

Кангун. И?.. Имущество заложено в банке. Да, у нас достаточно имущества. Сейчас надо провести переговоры с банками, раздать это имущество по залогам, и всё, что можно, раздать вам.

Мужчина. Но мы в очереди последние будем, получается. Сначала банки всё заберут.

Женщина. Сейчас им [«Крепости»] нужно 90 дней, они начинают процедуру банкротства, объявляют себя банкротами. Мы, кто подали в суд, становимся в третью очередь (кредиторов). Но мы хотя бы что-то получим, хоть какая-то надежда есть. А если мы сейчас верим человеку, который не единожды обманул уже нас…

Кангун. Когда?

Женщина. Во-первых, когда предлагали машину, которая уже находилась в залоге. Во-вторых, когда потребовали полную оплату. В-третьих, когда скинули копию ПТС, вводя в заблуждение. После этого я приезжала в центр, говорила с Линой Владимировной, написала ей две претензии. Где ответ? Это говорит, что с каждым из нас индивидуально работают? Нет, ребята, надо коллективно писать сейчас обращения.

Кангун. Напишете сейчас коллективные обращения — никакой проблемы в этом здесь нет, можно идти последовательно по разным путям. Но чтобы ситуацию урегулировать, в ней надо разобраться: как она сложилась, из чего. Потому что там (показывает в сторону парковки «Тойота-Центра») стоят машины, их охраняет сегодня банк. Это ваши машины.


Женщина. А почему они у банка?

Кангун. Потому что есть хозяйственная деятельность, в которой я, собирая ваши деньги, 26 марта отправил эти деньги «Тойота Банку». У меня на «Тойота Банке» задепонировано на ваши машины 150 миллионов рублей. Но 26 марта банк решил до окончания договорных отношений списать эти деньги в погашение своего овердрафтого кредита. Просто потому что они так решили. Сегодня я нахожусь в юридической плоскости выяснения отношений с банком. Кто им дал право списать деньги, накопленные на оплату клиентских автомобилей? Но это время. Я не могу прыгнуть быстрее времени.

Женщина. У нас есть потерпевшие с другого города, они приехать не смогли. Они оплатили машины еще в декабре месяце. 17-й год, до сих пор нету, а вы говорите про март 18-го. Почему не отдают машину 17-го года?

Кангун. Значит, она еще не была изготовлена. Вы покупаете новую «Камри», но когда их начали выдавать? К дилерам новые «Камри» начали двигаться с 26 апреля. То есть производство их произвело, машины загрузили, машины пошли на дилера.

Женщина. Почему тогда ваши менеджеры просили 100%-ной предоплаты?

Кангун. Надо понять, о каком автомобиле идет речь.

Женщина. У нас у всех так.

Кангун. Не надо ссылаться на всех…

Мужчина. В «Лексус-Центре» говорят, что машины, которые привезли – их увезли уже обратно. Нет машин.

Кангун. Что они сделали: перевозчик, который возит машины со станции, с вагонов, привез машины, выгрузил их в «Лексусе» и «Тойота-Центре». Мы подписали акт приема-передачи автомобилей.  А на второй день этот перевозчик пишет заявление в полицию о том, что мы эти машины у него незаконно удерживаем. Приезжает нормальная полиция с «маски-шоу», машины грузят и увозят – они на станции сейчас стоят. 40 машин.

Женщина. Мы общались с [импортером] «Тойота Мотор», они говорят: «Мы не отправляем машины, пока не оплачены 100%. Как 100% оплачено, мы ставим машину, отдаем ПТС, и они сюда к вам приходят». Если здесь на парковке стоят машины, значит, они полностью оплачены, значит, ПТС на них есть. Но где эти машины? Они заложены в банке. На каком основании?

Кангун. Я об этом вам и говорю. 26 апреля 150 миллионов накопленных денег «Тойота Банк» списал с меня в погашение овердравфтого кредита…

Женщина. А какая сумма у вас в овердрафте?

Кангун. 300 миллионов рублей. Понимаете, разговор в такой массе, когда у каждого есть свой вопрос, невозможно провести. И невозможно принять решение, потому что нужно время для этого решения. Мы сейчас как раз находимся во временном факторе. Если сейчас сделать это с точки зрения всех: «Дайте нам всё и сразу», то банки, с которыми я сегодня веду переговоры, пойдут пятками назад. И тогда ничего не будет. Сегодня есть надежда на то, что мне удастся договориться и с банками, и с инвестором, который заходит сюда.

Мужчина. А если не удастся?

Кангун. А если не удастся, будет то, что будет.

Женщина. Что будет? Деньги доставайте и отдавайте. Что у вас, денег нет?

Женщина. У вас достаточно своей собственности, делитесь своей собственностью.

Женщина. Мы же с вами своей поделились.

Женщина. Вы нашу собственность забрали, а своей не хотите делиться.

Кангун. Например, какой?

Женщина. Личной. Домами, машинами…

Кангун. Квартирами?

Женщина. Квартирами.

Кангун. Если есть, забирайте.

Женщина. Как мы уже сказали, надо писать обращения коллективные. Всем абсолютно подавать в суд – будет хоть какая-то надежда. Если в процессе кому-то начнут выплачивать, как-то действовать, тогда можно уже идти навстречу [«Крепости»]. Сейчас, я считаю, идти навстречу не стоит.

***

Ближе к концу встречи покупатели написали коллективные обращения в полицию, производителю автомобилей в Японию, импортеру «Тойота мотор» в Москву, в правительство края, а также в администрацию президента.


А вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх