Уведомления
Уведомления
36 1 м/с

«Равноценные питомцы»: красноярский заводчик экзотических пауков и насекомых рассказал о своей высокой миссии

Александр Ибрагимов
1831

Красноярский биофизик Яков Колесников разводит экзотических пауков и насекомых прямо у себя дома, превратив хобби в небольшой бизнес. Он рассказал «Проспекту Мира» о том, как полюбить мадагаскарских тараканов, кому нельзя продавать пауков и можно ли держать у себя смертельно опасных скорпионов, если нет антидота (спойлер: можно О.о)

Яков Колесников, фото: Ксения Малышевская

О том, как увлекся биологией

На самом деле биология сама меня нашла. У моей тети разбирали старый сарай, я тогда совсем мелкий был, года три, наверное. Сарай был забит старыми советскими книгами, и тетя сказала: выбирай любые. Там было много детских книг про зайчиков-белочек-колобков, тетя думала, что я их и выберу. Но я взял советский учебник по биологии 1980-х годов — просто открыл его и увидел, что там про животных. Меня тогда интересовало всё живое — всё, что шевелилось, я таскал домой в детстве (родители нормально к этому относились).

Я поступил на биофак, выбрал биофизику. Но меня это дело не сильно завлекло, поэтому я начал искать что-то более близкое и обнаружил, что в институте биофизики есть проект БИОС-3. Это разработка замкнутой системы жизнеобеспечения для пилотируемых полетов в космос.

Как это работает. Сначала скапливается огромное количество растительных отходов. Мы ждем, пока это всё сгниет, а потом скармливаем красным калифорнийским червям. Они съедают эту биомассу и превращают в подобие земли, в субстрат. Ему дают немного ферментироваться, после чего это можно загружать к растениям — всё, на субстрате можно выращивать еду для космонавтов (схему я описал очень грубо, но в целом позволяет понять процесс).

Исследования сейчас продолжаются, и я подумал, зачем ждать, пока отходы сгниют — для системы это лишние токсины. Я решил, почему бы не использовать вместо червей тараканов, которые съедят отходы быстрее и в «свежем» виде. Мы попробовали, и оказалось, что это работает.

Как пришел к разведению насекомых дома

Два года назад я готовил для Красноярской летней школы курс энтомологии. Для наглядности, чтобы было что показывать школьникам, я завел две-три колонии тараканов. Это были кормовые тараканы, которых я взял у разводчиков – мне их отдали за шоколадку буквально. Да, я из тех людей, кто меняет шоколадку на тараканов.

Пока я готовил курс, тараканы обильно размножились. Изначально у меня было 40 мраморных тараканов и 10 мадагарских, скоро стало около двухсот первых и под сотню вторых. Надо было что-то с ними делать и я выставил их на аукционы. Сам думал — да кому они нужны? Но через сутки я проснулся, а у меня на телефоне 10 пропущенных вызовов и один текущий. Звонили разводчики ящериц, один человек держал ежей — все хотели тараканов.

После этого я решил разводить тараканов на продажу, начал искать поставщиков и потихоньку все вылилось в онлайн-магазин в группе «ВКонтакте».

О коллекции

Как оказалось, в этой среде тоже есть своя мода, свои веяния, и их надо придерживаться. Например, сейчас я почти не продаю на корм мраморных тараканов — пока лучше берут туркменских.

Численность кормовых видов я регулирую по запросам. Она постоянно меняется, буквально каждые несколько недель, кормовые размножаются с бешеной скоростью. Сейчас я как раз распродал основную часть — осталось около ста, до массовой продажи было где-то 3000.

Помимо кормовых есть и декоративные виды — тут я покупаю тех, что мне интересны самому. Сейчас у меня в коллекции около 40-50 видов тараканов, около сотни видов пауков, в основном птицееды, есть, например, паук-скакунчик – такой паук с большими глазами, охотится дальними прыжками на жертву.

Время от времени появляются разные палочники, местные и тропические жуки-бронзовки, многоножки (людям очень нравятся сколопендры). Потихоньку я перехожу и на амфибий. Сейчас у меня одна лягушка — рогатка Кранвелла, которая ест только рыбу. Вообще в природе они едят других лягушек, но в неволе их приучили к нежирной рыбе.

Есть взрослая пара черных толстохвостых скорпионов, которые находятся в топе самых ядовитых. И интрига в том, что противоядия у меня нет. Антидот производят только в арабских странах, где эти скорпионы водятся, и продают только оптом (от 300 ампул и от 100 тысяч рублей), а в БСМП мне прямо сказали: нет антидота, дурак, выкинь их. 

Меня один раз кусал украшенный паук-птицееед — они довольно токсичны, но не смертельно, с ними поспокойнее. Со скорпионами сначала, конечно, было немного боязно. Первой ночью я даже проснулся проверить, не вылезли ли они, все ли закрыто. Но быстро понял, что они меня боятся больше, чем я их.

Но к скорпионам всё равно лучше не лезть. Я храню их в пластиковых контейнерах со стенками в три длины их тела с хвостом. Хвосты у них мощные, они на них иногда встают, но перелезть не могут. Остальные питомцы живут кто в контейнере, кто в террариуме, самые маленькие — в соусницах. Для маленьких древесных пауков идеальным мини-террариумом оказалась баночка для анализов.

У меня есть несколько видов птицеедов, которые находятся на грани исчезновения, в основном они из Индии и с Шри-Ланки. Очень вероятно, что в дикой природе их уже просто нет: там вырубаются леса, где они обитают, контроля по восстановлению популяции и лесов, насколько я знаю, нет.

Поэтому я взял на себя задачу увеличить их популяцию хотя бы в неволе. Вот как было с чернотелками острова Фрегат? Туда однажды завезли крыс, и крысы истребили там всех чернотелок. Но оказалось, что частные коллекции и зоопарки к этому времени накопили гигантское количество чернотелок, их просто завезли на остров вторично и они заселили его заново.

Кто покупает

Сначала я думал, что ко мне в основном за кормом пойдут. Но сейчас это где-то 50 на 50: кто-то берет тараканов на корм, кто-то хочет сам их содержать.

Как правило, покупатели держат дома паука либо ящерицу. Ящерицы — это пылесос, который готов есть вечно, с пауками еще проще — они едят раз в неделю-месяц, взрослые могут отказываться от еды на полгода. Кроме того, сейчас стали очень популярны африканские карликовые ежи, много амфибий питается насекомыми, особенно древесные лягушки.

Какие-нибудь рыбаки обращаются редко и больше за личинками, в основном это все-таки заводчики декоративной живности. Один раз написал местный заводчик каких-то шведских куриц. Организовал, говорит, ферму и нужен корм, заказал у меня тараканов и личинок гигантское количество — я даже за голову схватился: откуда столько взять? Но специально для него привез.

Я противник активного лапания пауков и считаю, что это животные для наблюдения. У каких-нибудь бразильских наземных пауков, например, на теле есть очень жгучие волоски. Они могут их счесывать, чтобы защититься, а временами они сами по себе отпадают — и это тоже жжется. Кроме того, даже у самого спокойного вида есть вероятность, что он психанет и укусит, если человек сделает что-то не так. Человеку сложно понять, как мыслит паук: это не собака — по морде не понять, в каком он настроении.

Поэтому я не продаю особо токсичные виды пауков людям младше 18 лет. Был даже маленький скандал с одной мамой, которая пришла разбираться в сообщения, почему это я не хочу продавать ее сыну ядовитого паука. «Он что, какой-то особенный, умалишенный?». Я ответил: «Вашему сыну восемь лет, это единственный аргумент, которого мне достаточно».

Пауки — это не канцелярия какая-нибудь, это животные, многие из которых либо очень привередливые, либо потенциально опасные (либо человек может быть опасен для них).

Про деньги

Оптом выгоднее заказывать из-за границы, чем покупать в России — местные продавцы немного завышают цены. Один мадагаскарский таракан, например, в среднем стоит 60 рублей. Я везу из Китая и Европы: Польши, Германии, Чехии, Белоруссии. Был продавец из Украины, но он по политическим причинам решил отвалиться.

Доставка идет от одной до трех недель. Я считаю допустимым пределом, если в дороге погибает максимум до 20% из заказанных насекомых или пауков; если больше — то это повод задуматься.

По закупкам я для себя обозначил «зеленый предел» в 20 тысяч рублей, этого хватит на очень крупную партию с гигантским количеством видов. Есть еще «красный предел» — пять-десять тысяч сверху на виды, которые появляются на рынке внезапно, раз в несколько лет, и я понимаю, что мне выгодно их завести. Малые партии — от 10 до 20 пауков — закупаю раз в один-два месяца. 

На содержание всех моих видов уходит еще около трех-четырех тысяч рублей в год. Тут тоже есть пределы. Например, сколько я могу потратить на электричество. Поэтому я стараюсь не заводить ящериц или амфибий, которые требуют подогрев и ультрафиолет, — это постоянная работа лампы и нагревателя.

Практически единственные затраты на пауков — это корм, кормовые насекомые, иногда надо менять субстрат. Учитывая, как пауки едят, это немного. Я, грубо говоря, завожу тараканов на 2000 рублей, из них 90% продаю, а 10% уходит на корм моих пауков. Сами тараканы спокойно едят овощные очистки, так что получается безотходное производство. Разводчики ящериц и разных амфибий, например, тратят в разы большие суммы. У меня есть знакомая разводчица бородатых агам — на их содержание уходит около 20 тысяч рублей в год.

Доходы от моего магазина сложно оценивать — пока это не бизнес, а скорее его ростки. Могу сказать, что на текущем этапе развития прожить на тараканах нельзя. Расходы окупаются, есть даже прибыль — но она ниже прожиточного минимума.

Сейчас я учусь в университете, поэтому мне приходится контролировать время, которое я готов выделить на обслуживание коллекции. В дальнейшем мне хочется лучше развить это дело, возможно, плотно сотрудничать с зоопарками, заповедниками, где разводятся редкие виды.

То есть со временем я бы хотел выйти на профессиональный уровень, тем более конкуренция по России в этой сфере сейчас минимальная. У нас она многие годы развивалась на уровне: «Товарищ в кармане привез мне тараканов, я их развел — кто хочет купить?». Только в последние годы, по моим ощущениям, продажа всей этой живности активно начала набирать обороты. Люди устали от хомячков и всего такого, хочется какой-то экзотики.

Нужны ли разрешения на ядовитые и редкие виды

С этим на самом деле очень странная история. Есть список видов СИТЕС, который регулирует перевозку краснокнижных видов, но там в основном парятся за млекопитающих, амфибий, ящериц. Контролировать провоз пауков и насекомых сложнее.

Чтобы завести какого-нибудь ядовитого паука, разрешение получать не нужно. Более того, документы как на собаку в принципе почти невозможно оформить. Например, я помогал знакомой, которая переезжала в Литву, оформить ее гигантскую коллекцию видов. Как оказалось, наши законы не могут нормально это отрегулировать — ей на полном серьезе сказали оформлять отдельный документ на каждого таракана. Я порекомендовал просто закопать тараканов в субстрат и регистрировать как одну единицу. В итоге их удалось оформить по стандартам пчелопакета, который считается за одну единицу.

Но бывают истории, когда пауков снимают с самолета. Самое обидное, что их в таких случаях просто уничтожают, либо они сами умирают без еды или нужной влажности, пока идут все бумажные разбирательства. С этим же сталкиваются и владельцы редких животных, если неправильно оформить документы. Знакомой, которая переехала в Литву, пришлось получать гигантское количество бумажек на свою красноухую черепаху из списка СИТЕС — думаю, если бы какой-нибудь бумажки не было, черепаха бы просто умерла бы в ожидании.

О стереотипах

Однажды мне написал человек, хотел купить бразильских лесных тараканов. Он тактично начал: хочу взять 10 штук, на корм. Я отвечаю, что, если животное крупное, то 10 — это мало, оно съест их за пару-тройку приемов, и трех дней не пройдет. Тут он намекнул, что берет их себе на корм — насмотрелся где-то, как их готовят, решил попробовать. Он купил у меня 10 этих тараканов, думал, разведет их и попробует. Но в итоге он развел небольшую колонию, понял, что они ему нравятся, и отказался от идеи их есть.

Забавно, конечно, но еще забавнее, что он разглядел в тараканах питомцев. Потому что у нас в России насчет тараканов один стереотип, и вряд ли, слыша слово «таракан», кто-то каких-нибудь бархатных тараканов-черепашек себе представляет. К паукам и насекомым в этом плане у нас относятся предвзято.

Я для себе поставил задачу такой стереотип разбить. С 2017 года я в своем паблике-магазине завел блог, где рассказываю, какие виды пауков и насекомых существуют, как они выглядят и как живут у меня. Я бы хотел, чтобы люди увидели в том же пауке такого же равноценного питомца, как хомячок. С уверенностью могу сказать, что пауки интереснее хомячков.

Мое маленькое достижение — около 20 человек я излечил от арахнофобии (боязни пауков). Они хотели купить пауков, чтобы побороть свой страх, и специально обращались ко мне за консультациями о том, стоит ли брать паука или это вызовет еще большую панику. Я объяснил, как с ними обращаться, порекомендовал особо аутичные виды, которые в самом крайнем случае могут укусить и которых можно подержать на руке. Люди покупали их и через пару месяцев  писали, что избавились от своей напасти.


Фото: Яков Колесников

Фото с логотипом Bestiary: Наталья Архипова

А вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?

Новые материалы

Читаемые материалы

Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх