«Они не понимают, что это реально»: красноярский психолог о работе с подростками из «групп смерти»

Алёна Аракчеева
17268
О так называемых «группах смерти» — сообществах, где подросткам якобы во время игры дают задания, которые ведут к самоубийствам, — достоверно известно немного. Следователи рассказывают о задержанных администраторах, нескольких погибших школьниках в разных регионах и связывают это с «суицидальными пабликами». В соцсетях тем временем началась настоящая истерия: уже появились волонтеры, которые пытаются сами вычислить играющих детей и спасти их.

Красноярский детский психолог Алена Рябовол из центра психологического консультирования «Авигея» рассказала «Проспекту Мира» о случае из своей практики — работе с подростком, который состоял в «группе смерти».

Фото со страницы Алены в ВК

Обратилась мама с 12-летним мальчиком, который состоял в конкретной группе. Она стала замечать, что у него какое-то депрессивное настроение, а на его страничке ВКонтакте появились записи про смерть. Он начал периодически заводить разговоры про то, «как хорошо было бы умереть и посмотреть, как было бы плохо вам без меня», стихи стал читать какие-то про самоубийство. Окружающие начали замечать, что он очень задумчивый, замкнут в себе, необычно себя ведет. 

Когда выяснилось насчет «группы смерти», мальчика с мамой вызвали на допрос, где следователи просили его рассказать подробности. Он долго не хотел этого делать, обвинял маму в том, что она заставляет его сдавать своих — а это такая закрытая тема, которую нельзя рассказывать посторонним. 

Потом всё-таки узнали, что пригласил его туда кто-то из одноклассников. Я думаю, у него бы не дошло до каких-то серьезных шагов: в школе был случай, когда девочка порезала себе вены на глазах у всех, и его это испугало. Я думаю, он не успел сильно туда погрузиться. Насколько я слышала, в группах по нарастающей идет: когда начинаются задания что-то с собой сделать, что-то вырезать — это уже не начальный этап. 

Было видно, что он очень испуган всей этой историей. Чаще всего подростки не понимают, что это реально, по крайне мере на начальной стадии, они не понимают, что это [суицид] реально может произойти. Реальность навалилась, и он всё-таки рассказал полиции. Мама говорит, после этого у ребенка как будто сняли груз с плеч: он стал веселиться, прыгать, радоваться, у него какие-то идеи появились, интерес к чему-то — очень сильно разница заметна.

Группы не причина суицидов

Когда стали ребенка спрашивать, зачем он туда вступил, он ответил: «Я поссорился с родителями». То есть это такая демонстративная вещь: ребенок чувствует себя брошенным, потерянным. На фоне конфликта со взрослыми дети туда обычно и попадают.

Обычного ребенка, который в хороших отношениях с родителями и с миром, у которого нет депрессивного состояния и ощущения безысходности, очень сложно зацепить за крючок. 

Недавно приятельница рассказывала, как к ее сыну-подростку во ВКонтакте «постучалась» якобы девочка (без реальных фотографий), стала с ним разговаривать на разные темы, просто общаться, а потом по нарастающей: «Мне так одиноко, я себя плохо чувствую, я всё время одна, я страдаю». Стала писать какие-то вещи, которые ему были неприятны, он спросил: «Зачем ты это пишешь? Я не хочу про это разговаривать», и сказал: «Если будешь себя так вести, я тебя удалю из друзей». Она сказала: «Если ты меня удалишь, я покончу с собой». Он испугался, но тем не менее удалил. 

Мы с несколькими коллегами сошлись потом во мнении, что это была такая замануха в «группы смерти». Потому что, если бы подросток реально чувствовал то же самое, ему бы нужно было с кем-то поговорить: в таких ситуациях ребенок считает, что его никто не понимает, а тут появляется человек, который может разделить его состояние. Вот это и есть крючок, за который цепляют.

Как помочь ребенку

Нужно разговаривать с детьми — это самое важное. Родителям сложно, потому что дети в подростковом возрасте начинают уходить в протест: злиться, ссориться, на всё говорить «нет», вести себя непривычно для родителей, а родители пытаются вернуть их в привычное состояние.

Например, ребенок был послушным, а в подростковом возрасте начинает вести себя как другой человек, будто подменили. Родители часто хотят видеть такого же хорошего послушного ребенка, чтобы делал, как ему говорят, учился хорошо и всё остальные, но у ребенка в этом возрасте другие задачи, поэтому начинается много конфликтов в семье.

Проблема даже не в самих конфликтах, а в том, что теряется связь между родителем и ребенком. Часто родитель не хочет видеть нового ребенка, с новыми интересами и чувствами. Нужно быть в контакте с детьми и принимать ребенка таким, какой он есть, а не каким мы хотим его видеть.

Вот к моей приятельнице сын же пришел и рассказал про свои опасения, что вдруг девочка правда покончит с собой и «я буду в этом виноват». Если бы у нее не было контакта с ребенком, он решил бы, что родители заняты и им не до него, и тогда неизвестно еще, как он себя повел бы.

Ну и следить за страницами в сети нужно, следить за состоянием, за изменением поведения: если вдруг ребенок начал себя по-другому вести, замкнулся, стал сильно хуже учиться, родители не могут найти с ним контакт, у него нет друзей, он сидит один и ни с кем не общается. Ребенку в подростковом возрасте нужно общение: если есть с кем поговорить и обсудить свои волнения — это хорошо, если не с кем — это плохо, это значит, что ребенку нужна помощь. 

Кроме того, не стесняться обращаться к специалистам, не паниковать и не терять трезвость ума — особенно родителям, потому что сейчас много информации, и это очень сильно повышает тревожность в обществе. В состоянии паники ребенку помочь нет возможности. Чем больше на ребенка давишь, тем он больше замыкается, отторгается, и меньше шансов, что он будет разговаривать.

Мы не можем полностью оградить детей от соцсетей, и это будет скорее таким насильственным действием, чем чем-то эффективным. Я бы посоветовала разговаривать про безопасность там [в сети], что делать, что не делать. Это как правила безопасности — когда ребенок, например, начинает в школу один ходить. Мы же говорим ему о правилах: нельзя с посторонними разговаривать, что делать, если подходят, берут за руку — то же самое и в виртуальном пространстве.

И обязательно учить детей прислушиваться к себе: чтобы он доверял своим чувствам, а не кому-то.

Иллюстрации: Hind.

Система Orphus

Читайте также

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх