@pr.mira
2
Пробки
$
58.1
56.48
87.66
$
58.1
56.48
87.66

Без права на родительство: что не так с суррогатным материнством в России? Выяснили подробности красноярского дела о «торговле людьми»

В этом году по России прокатилась волна уголовных дел, связанных с суррогатным материнством. Красноярск не стал исключением: обвиняемый в «торговле людьми» в пользу граждан Китая директор центра «Дидилия» уже больше 10 месяцев в СИЗО, а рожденные по программе суррогатного материнства дети — в детдоме. Все это происходит на фоне внесенного в Госдуму законопроекта, который запретит иностранцам пользоваться услугами сурмам в России.

Полина Бородкина выяснила подробности красноярского дела и узнала у экспертов, что не так с российским законодательством о суррогатном материнстве сейчас — и почему предлагаемые изменения могут только усугубить ситуацию.  

В 2018 году в Красноярске развернулась рекламная кампания — огромные баннеры и объявления на подъездах женщинам предлагали стать суррогатными мамами за 850 тысяч рублей. Это была реклама центра сопровождения суррогатного материнства «Дидилия» (согласно славянской мифологии Дидилия – богиня деторождения).

Та самая реклама.

По выписке ЕГРЮЛ директором центра является Станислав Гончаровский, ООО было зарегистрировано 16 августа 2018-го, основной обозначена деятельность в области права. Офис фирмы находился на Мира, 94.

Гончаровский организовал этот бизнес вместе со своей женой Евгенией. Оба — бывшие сотрудники органов: он — полицейский, она — следователь.

Спустя два года, в 2020-м, чета Гончаровских, несколько сотрудников «Дидилии» и как минимум одна сурмама попали под уголовное дело о продаже новорожденных.

На момент написания материала официальный сайт и телефоны ООО «Дидилия» были недоступны, администратор группы во «Вконтакте» и владелец аккаунта компании в инстаграме также не отвечали. Судя по записям, соцсети «Дидилия» прекратила вести с момента задержания подозреваемых.

Что произошло: версия следствия 

25 ноября 2020 года в московском аэропорту сотрудники ФСБ задержали трех гражданок Казахстана, прилетевших из Турции — для выяснения цели визита в РФ. Задержанные пояснили, что летят в Красноярск, где с нянями находятся дети, которых они родили для граждан Китая.

Детей в Красноярске изъяли и поместили в краевой специализированный дом ребенка, причина – нахождение в городе без законных представителей.

По версии СК, в течение 2018-2020 годов Гончаровский и его знакомые нашли 20 женщин в России и Казахстане, которых медицински оплодотворили в клинике в Камбодже. Там же они подписали договоры о заместительном вынашивании беременности. Как заявляют в следкоме, документы были составлены с нарушением закона РФ — в них со стороны биологических родителей указаны только отцы, граждане КНР. При этом в ходе следствия, продолжают в ведомстве, не получено фактических данных, что указанные в договорах иностранцы являются биологическими отцами.

В 2020 году в роддомах Красноярска, среди которых был и КГБУЗ «Красноярский краевой клинический центр охраны материнства и детства», 20 сурмам родили 20 детей — в свидетельствах о рождении они записаны как матери. В «Дидилии» женщинам выплатили по 850 тысяч рублей, и они вернулись к своим семьям.

По Семейному кодексу РФ, после получения свидетельства о рождении у сурмам возникли родительские права и обязанности в отношении новорожденных — однако роженицы оставили детей в роддомах.

Медработники в свою очередь передали новорожденных Гончаровскому (против заместителя главврача Центра охраны материнства и детства возбуждено уголовное дело о халатности — 293 УК РФ). После Гончаровский и несколько сотрудников его центра планировали передать детей через посредников биологическим родителям — и получить деньги за оказанные услуги.

«Что было бы с детьми в дальнейшем, неизвестно, с учетом того, что никто не видел биологических родителей детей, — утверждают в следственном комитете. — С декабря 2020 года и до настоящего времени никто из иностранных граждан или граждан России не заявил о том, что приходится биологическим отцом ребенку и не выразил желание нести ответственность за его здоровье, физическое, психическое, духовное и нравственное развитие».

Видео: СК РФ.


Гончаровский и сотрудники его центра не смогли передать новорожденных посредникам — из-за закрытия границ в пандемию. Задержанным грозит до 15 лет лишения свободы. По нашей информации, по делу может проходить больше 30 подозреваемых.

Сейчас изъятые дети находятся в красноярских и сосновоборских домах малютки.

Уголовное дело по статье 127.1 УК РФ (торговля людьми) следственный комитет по краю возбудил в декабре 2020 года. Главный обвиняемый в этой истории — Станислав Гончаровский, с 23 февраля 2021 года он находится под арестом в красноярском СИЗО №1. Дело ведет старший следователь по особо важным делам, подполковник юстиции Екатерина Жидкова.

Что произошло: версия «Дидилии» 

Нам удалось пообщаться с арестованным Гончаровским — в письменных ответах на вопросы обвиняемый утверждает, что следствие якобы лжет насчет того, что генетические родители новорожденных не выходили на связь.

«Следствию хорошо известно, что родители наняли юридических представителей, выписав на них доверенности, и обращаются в различные инстанции, чтобы вступить в родительские права и вернуть детей, — говорит он. — Следствием полностью игнорируются такие факты, как законность программ суррогатного материнства для одиноких отцов, наличие экспертиз, устанавливающих происхождение детей от генетических родителей, с которыми я поддерживал постоянную связь».

Гончаровский уверяет, что генетические родители детей не приезжают только потому, что боятся быть задержанными сразу после пересечения границы.

«Деятельность следствия я считаю полностью незаконной, идущей в разрез с действующим российским законодательством и причиняющей колоссальный вред детям, генетическим родителям, которые не могут получить своих детей, суррогатным матерям, мне, моей жене и моим коллегам, которых сейчас пытаются привлечь к уголовной ответственности», — выражает мнение Гончаровский.

Станислав Гончаровский. Скриншот: сюжет ТВК.
Станислав Гончаровский. Скриншот: сюжет ТВК.
Евгения Гончаровская. Фото: соцсети.
Евгения Гончаровская. Фото: соцсети.


Законодательство РФ в сфере суррогатного материнства разрозненно, неоднородно и не имеет единого нормативного акта, считает обвиняемый.

«Суррогатное материнство для одиноких мужчин, вопреки мнению следствия, на территории РФ разрешено. Законодательство позволяет использовать эту технологию одиноким женщинам, при этом не устанавливает запретов для одиноких мужчин, — говорит обвиняемый. — В то же время конституцией РФ закреплено равенство прав между мужчиной и женщиной, как следствие — правовые нормы на одиноких женщин распространяются по аналогии и на мужчин».

Сурмам вынужденно на время внесли в свидетельство о рождении детей как матерей — чтобы детей не забрали в детдом, говорит обвиняемый.

«На период закрытия границ по просьбе генетических родителей и по согласованию с суррогатными матерями я организовал временный уход за детьми. Для этого суррогатным матерям пришлось оформить свидетельство о рождении детей на себя — с условием, что это носит временный характер, и когда генетические родители смогут прилететь, то получат свидетельство, в котором будут фигурировать уже они, а сурмам исключат, — говорит обвиняемый. — Параллельно велась работа по оформлению документов и вписыванию в свидетельства о рождении генетических родителей. И на некоторых из детей уже были получены такие свидетельства».


По заявлению Гончаровского, задержанные в ноябре 2020 гражданки Казахстана летели в Красноярск для оформления документов, однако, продолжает он, следственные органы расценили это как сделку о продаже детей.

По мнению адвоката Игоря Трунова, который представляет в этой истории граждан Китая, основная проблема дел по суррогатному материнству в России в том, что Следственный комитет расценивает нарушение отдельных положений ведомственных приказов Минздрава (№107н и №803н), содержащих перечень показаний к применению суррогатного материнства, как состав уголовной статьи 127.1 УК РФ.

«Нарушение ведомственных приказов влечет дисциплинарную и административную ответственности, и само по себе не может квалифицироваться как уголовно наказуемое деяние, — сказал он. — Прокуратура также не склонна рассматривать факт получения клиниками платы за свои услуги как торговлю людьми. Правоприменитель отчасти пытается подменить законодателя, устанавливает новые составы преступлений и опробует их в правоприменении».

Дети: сыты, одеты, но в детдоме  

Уполномоченный по правам ребенка в Красноярском крае Ирина Мирошникова говорит, что сейчас изъятых младенцев пытаются пристроить в приемные семьи. Она, как и следователи, заявляет, что биологические родители якобы до сих пор не заявили о правах на этих детей.

«Органами опеки и попечительства проводится кропотливая и трудоемкая работа по установлению юридического статуса этих детей, учитывая, что исходные данные, содержащиеся в их документах, в отдельных случаях противоречивые и неполные, — сказала омбудсмен. — Безусловно, приоритетной является задача по определению детей в семьи. Еще изначально мы заявляли, что если о своих правах заявят их биологические родители, то после проведения генетической экспертизы, подтверждающей родство, дети будут переданы им. До настоящего времени биологические родители о своих правах на детей не заявили». 

Видео: СК РФ.


При этом Мирошникова признает: российские законы в сфере суррогатного материнства несовершенны.

«Обозначив основные понятия, действующее законодательство не регулирует порядок взаимодействия действующих субъектов, правовые стороны этого взаимодействия, в частности, права и обязанности сторон, правовые последствия неисполнения договорных обязательств, порядок регистрации новорожденных в загсах другие».

Детский омбудсмен также рассказала об условиях содержания детей в домах малютки.

«Они обеспечены необходимыми предметами ухода, дорогостоящим специальным питанием, так как у отдельных ребятишек имеется непереносимость отдельных продуктов, — продолжает Мирошникова. — Детям обеспечен надлежащий уход и забота, а также созданы условия для развития».

Как все начиналось: британские партнеры и клиника в Камбодже

Гончаровский рассказывает, что пришел в бизнес после одного случая — знакомые попросили помочь подготовить договор о заместительном вынашивании беременности и юридически его сопроводить.

«Я понял, что это очень интересное направление работы, которая приносит радость всем участникам процесса. Для меня очень важным было осознание, что я помогаю людям обрести долгожданный детей, — пишет он.

Поначалу работа строилась в основном с жителями Сибирского федерального округа, однако позже «Дидилия» начала сотрудничать с PFC (Perfect Fertility Co. Ltd.) — агентством по донорству яйцеклеток и суррогатному материнству, которое зарегистрировано на Британских Виргинских островах и ведет свою деятельность по всему миру.

«Удалось прийти не просто к соглашению о сотрудничестве, а к договоренности, что на территории СФО будет организована врачебная практика с оказанием услуг в сфере лечения бесплодия как для граждан РФ, так и иностранцев. Такого проекта в Сибири еще не было, — продолжает Гончаровский. — На первом этапе сотрудничества были достигнуты договоренности о поиске для уже имевшихся клиентов PFC девушек, которые готовы вступить в программу суррогатного материнства».

Фото: группа «Дидилия» вконтакте.


Все шло хорошо, пока не началась пандемия: роды суррогатным матерям пришлось организовать на территории РФ, а сами генетические родители не смогли прилететь и заняться оформлением необходимых документов, рассказывает обвиняемый.

«В медицинские учреждения, где девушки рожали, были предоставлены документы о программах суррогатного материнства. После родов каждая из них подписала официальное согласие, предусмотренное законодательством РФ, о том, что родителями новорожденных официально станут генетические родители — то есть фактически оформили переход родительских прав в установленном порядке, — говорит директор «Дидилии». — Кроме того, были проведены экспертизы по каждому ребенку, подтверждающие их происхождение от генетических родителей и отсутствие родства с суррогатной матерью».

* * *

Мы поговорили с одной из бывших сурмам «Дидилии» — жительницей одного из поселков Красноярского края, матерью троих детей Анной (имя изменено по просьбе героини). Она рассказала свою историю.

В программу суррогатного материнства Анна пришла в 2019 году, причина — финансовые проблемы в семье. Она увидела рекламные баннеры «Дидилии», когда была беременна третьим сыном — стояла на учете в одном из роддомов Красноярска. Посовещавшись с мужем, Анна решила выносить ребенка для чужой семьи, чтобы закрыть долги по многочисленным кредитам и компенсировать отсутствие работы.

Видео: инстаграм «Дидилии».

«Спустя три месяца после рождения сына я позвонила в «Дидилию», но мне сказали, что надо подождать хотя бы до того момента, пока моему ребенку не исполнится полгода, — рассказала Анна. — Я выполнила условия, и меня взяли. Прошла необходимое медицинское обследование. В конце 2019-го полетела в Камбоджу, и уже в 2020-м родила прекрасную и здоровую девочку».

В общей сложности она получила чуть больше миллиона рублей, говорит Анна — от 20 до 30 тысяч каждый месяц и 850 тысяч рублей в конце. Говорит, что не сдавала свои яйцеклетки и уверена, что рожденная девочка ей не родная. Бывшая сурмама добавляет, что не знает генетических родителей ребенка, потому что программа была анонимной.

Суррогатное материнство для всех: что говорит закон

В России суррогатное материнство регулирует несколько законодательных актов и нормативных документов, поясняет член Московской коллегии адвокатов «Межрегион» Вадим Прохоров. Среди них:

- Семейный Кодекс РФ, статьи 48, 51 и 52; 

- Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан»; 

- Закон «Об актах гражданского состояния», статья 16; 

- Приказ Министерства здравоохранения РФ «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий».

По ФЗ «Об основах охраны здоровья» суррогатной матерью может стать женщина от 20 до 35 лет, которая родила как минимум одного здорового ребенка и не имеет медицинских противопоказаний. Если будущая сурмама состоит в браке, то она должна получить согласие своего мужа на участие в программе.

Прохоров поясняет, что российское законодательство не запрещает пользоваться услугами суррогатной матери как супружеским парам, так и одиноким женщинам или мужчинам. Однако, уточняет он, момент с одинокими мужчинами в законе «слабо отрегулирован».

При этом в российской судебной практике уже принимались решения по делам о суррогатном материнстве в пользу истцов-клиентов — например, в деле Натальи Горской Калининский районный суд Санкт-Петербурга постановил, что одинокая женщина имеет равные с замужними права на материнство (статья 35 Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан»), а загсы ошибочно применяют частную форму о том, что родителями суррогатного ребенка может быть только состоящая в браке пара, как общую, и делают из этого вывод о невозможности участия одинокой женщины в программе суррогатного материнства.

В ноябре 2009 года аналогичное решение по похожему делу вынес Кунцевский районный суд Москвы. Вслед за петербургским он указал, что «одинокая женщина имеет равные с женщинами, состоящими в браке, права на реализацию функции материнства».

В августе 2010 года Бабушкинский районный суд Москвы вынес первое в России решение, которым обязал районный загс зарегистрировать ребенка, родившегося по программе суррогатного материнства для одинокого мужчины. Так было получено первое в стране свидетельство о рождении суррогатного ребенка у одинокого мужчины с прочерком в графе «мать».

Суд установил, что в российском законодательстве «отсутствуют какие-либо запреты или ограничения относительно возможности для женщины или для мужчины, не состоящих в браке, реализовать себя как мать или отец с применением методов искусственной репродукции».

После этого российские суды приняли ещё несколько фактически идентичных решений по аналогичным делам с участием «одиноких» родителей — как женщин, так и мужчин. Например, решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга по иску, где загс отказал отцу-одиночке в регистрации его «суррогатной» двойни.

* * *

В России суррогатное материнство и связанные с ним процедуры строго контролируются, говорит врач-репродуктолог Виктория Бондаренко. Суррогатная мать, например, не должна являться генетическим родителем вынашиваемому плоду — ими должны быть пациенты (или хотя бы один из них).

«Суррогатная мать не может быть, например, объектом инсеминации спермой супруга, так как в этом случае она будет являться генетическим родителем ребенку, говорит врач-репродуктолог. Более того, сейчас запрещено и вынашивание суррогатной матерью генетически неродного ребенка пациентов. Бывает, приходит супружеская пара, говорит, что у нее есть донорский эмбрион, вот его надо перенести суррогатной матери. Но эмбрион им генетически неродной. Вот это сейчас запрещено».

Что происходит в России: уголовные дела, закон от Мизулиной и грядущий черный рынок 

Дело, возбужденное из-за красноярских младенцев, — не единственное, связанное с суррогатным материнством. Так, в январе 2020 года в квартире в Одинцовском районе Московской области нашли четырех младенцев, один из них был мертвым. Причиной смерти мальчика стал синдром внезапной младенческой смерти — он мог получить травму при родах. Следствие заявило, что всех четырех детей родили суррогатные матери для граждан Филиппин — те оформляли документы для вывоза младенцев за рубеж. Было возбуждено уголовное дело о причинении смерти по неосторожности (109 УК РФ) и торговле людьми (127.1 УК РФ).

14 июля 2020 года в Москве четыре врача Тарас Ашитков, Юлиана Иванова, Лилия Панаиоти и Валентина Чернышова попали на скамью подсудимых. Их обвиняют в торговле людьми, повлекшей по неосторожности смерть, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего или иные тяжкие последствия в составе организованной группы (часть 3 статьи 127.1 УК РФ). Сейчас они арестованы.

15 июля того же года арестовали других обвиняемых по этому делу, среди которых переводчик и директор центра по суррогатному материнству.

По версии следствия, фигуранты дела в 2014-2020 годах платно предоставляли услуги суррогатных матерей и нарушили законы в области вспомогательных репродуктивных технологий. В чем заключались нарушения, не уточняется.

***

В 2017 году сенатор Елена Мизулина предложила запретить суррогатное материнство на коммерческой основе, приравняв его к торговле людьми. По ее мнению, организаторы подобных сделок должны получать уголовное наказание.

11 июня 2021 года группа депутатов Госдумы во главе с вице-спикером Петром Толстым и сенатор Маргарита Павлова подготовили и внесли в нижнюю палату парламента законопроект, запрещающий иностранцам пользоваться услугами суррогатных матерей в России.

В случае принятия закона воспользоваться услугами суррогатной матери смогут состоящие в браке граждане России либо одинокая россиянка, которая по медицинским показателям не может выносить и родить ребенка. Уточнения о возможности одинокому мужчине воспользоваться услугами сурмамы в законопроекте по-прежнему нет.

Также предлагается законодательно установить необходимость получения российского гражданства всеми детьми, рожденными в России суррогатными матерями, если потенциальные родители на момент рождения перестали быть гражданами страны.

Как отмечают инициаторы, законопроект направлен на создание дополнительных механизмов защиты прав несовершеннолетних россиян.

Но адвокат Вадим Прохоров считает, что таким образом депутаты пытаются ограничить круг лиц, которые могут воспользоваться услугами суррогатной матери.

«В этой части закон мракобесный, — поясняет адвокат. — Главный лейтмотив законопроекта — запретить вынашивать для иностранных граждан. Да, надо бороться с сексуальным рабством, эксплуатацией и так далее, но не путем таких запретов, как они изложены в этом законопроекте».

По мнению Прохорова, принятие закона в таком виде может привести к появлению «черных рынков». Он отметил: чтобы избежать этого, нужно не запрещать, а обеспечить максимально комфортные условия для обеих сторон, которые вступили в программу ЭКО. Например, строгий медицинский контроль, обязательная проверка добровольности соглашения и проверка здоровья.

«Все нужно переводить в цивилизованную модель, все делать на основании договоров в лицензированных медицинских учреждениях. Просто запрещать — это значит загонять в подполье. Значит, будет какой-то черный рынок. Это неизбежно».

Полина Бородкина
Полина Бородкина
автор
Что вы об этом думаете?
Поделитесь с друзьями:
А Вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?
Общество
Осенний призыв в России: когда начнется и как получить отсрочку от армии

Осенний призыв в России: когда начнется и как получить отсрочку от армии

Владимир Путин объявил частичную мобилизацию населения — а молодых красноярцев ожидает еще и осенний призыв на военную службу. «Проспект Мира» напоминает об основных нюансах призывной кампании.
Актуальное