Уведомления
18 5 м/с
Уведомления
18 5 м/с

Борьба чиновников и похоронный олигарх: почему в Красноярске до сих пор нет крематория и когда он появится

Нарина Георгян
604

История проекта строительства первого красноярского крематория тянется уже почти четыре года — за это время сменился инвестор, мэр, ответственные чиновники и горсовет, который в свое время проект разгромил. «Проспект Мира» пообщался с участниками этой истории — красноярскими бизнесменами, чиновниками и депутатами — и узнал, как и для кого принимаются решения в городе переполненных кладбищ.

Иконы и другие препятствия

Красноярск, 2015 год. Бизнесмен Виктор Суровцев заявляет о готовности построить крематорий за свой счет. Согласно бизнес-плану, крематорий должен появиться около кладбища Бадалык, стоимость проекта — 170-190 миллионов рублей.

В горсовете вопрос строительства крематория начинают обсуждать — одно из слушаний напоминает театральную постановку. Депутат от партии «Патриоты России» Аркадий Волков (в 2014 году исключен из фракции, в 2018 — задержан по подозрению в получении взятки, позднее отпущен под домашний арест) высказывается категорически против возведения крематория и дарит православные иконы экс-мэру Эдхаму Акбулатову и бывшему главному архитектору города Андрею Макарову.

В том же 2015 году большинство депутатов голосуют против проекта Суровцева. В последующие пару лет тема крематория лишь изредка поднимается в СМИ. О строительстве власти вновь заговорят в 2018 году, когда в феврале мэр Красноярска Сергей Еремин сообщит журналистам, что в течение года специалисты определятся с землей под возведение.

Наконец, в июле первый вице-мэр Владислав Логинов показывает журналистам предпроект крематория, включающий строительство колумбарной стенки, где будут располагаться урны с прахом, кладбище и, собственно, сам крематорий. Эскизы, по словам вице-мэра, подготовили проектировщики из Москвы. Крематорий предполагается разместить в районе кладбища Бадалык.

Фото: admkrsk.ru

Тогда же вице-мэр уточняет, что администрация объявит конкурс по поиску инвесторов после того, как в августе доработают техническое задание. По его словам, условий участия в аукционе будет «очень много, это будет целый пакет конкурсной документации». Как сейчас обстоит дело с конкурсом по поиску инвесторов — в администрации города нам не смогли уточнить.  

По мнению Владислава Логинова, прежние попытки строительства крематория столкнулись с несколькими препятствиями.

— Раньше не было земельного участка, самое главное — не пришли к соглашению с красноярцами, — рассказывает Логинов «Проспекту Мира», — Сегодня этот вопрос назрел максимально. Это та точка, когда необходимо принимать решение по комплексному оказанию услуг: по захоронению, кремации жителей.

Инвестор или схематоз

Инициатор отклоненного проекта Виктор Суровцев сейчас не работает — на пенсии. Он утверждает, что земельный участок под тогда почти определили, а отговорки по поводу его отсутствия — неправда:

— Зачем тогда администрация объявляла слушания по переводу земельного участка под строительство?, — говорит Суровцев. — Мы тогда лично встречались с господином Логиновым. Он говорил: да, конечно, проект надо реализовать, надо, надо. Что ж, видать, я лицом не вышел».
Фото: dela.ru

Бизнесмен вспоминает: потратил на создание проекта крематория около трех лет. Дело зашло настолько далеко, что он объявлял конкурс на создание архитектурно-планировочного решения. В горсовете провели слушания по переводу участка на Бадалыке с промышленного назначения (на участке находится недостроенный мусороперерабатывающий завод Виктора Суровцева) под крематорий. По словам Суровцева, он потратил на проект строительства крематория не одну сотню тысяч рублей.

— И потом этот проект просто похоронили. А теперь говорят: вот есть инвесторы из столицы, они все сделают. Они и так пол-Красноярска скупили  московские инвесторы,  говорит Виктор Суровцев.  Где-то промелькнула такая цифра, что стоимость строительства крематория оценивается в 300 миллионов (сам бизнесмен планировал вложить около 200 млн рублей). Только я не понял, в каких это единицах измерения. Какая валюта?
Проект крематория Виктора Суровцева

По мнению Суровцева, его проект отклонили в горсовете, потому что администрация не была «реально заинтересована» в строительстве крематория. Среди противников проекта из горсовета он особенно выделяет Аркадия Волкова и Александра Глискова. 

— Вы спросите у Глискова: почему он был против [строительства крематория], а теперь стал резко за?», — заключает бизнесмен.

«Проспект Мира» обратился с этим вопросом к Александру Глискову. С его слов, он был «против того, чтобы недобросовестный инвестор строил крематорий на свалке». Свалкой ныне депутат краевого заксобрания называет недостроенный мусороперерабатывающий завод, который начинал возводить Суровцев около Бадалыка. Построить крематорий планировалось рядом с недостроем.

— Никакого крематория в итоге бы не появилось, был бы очередной схематоз с уголовным делом по статье мошенничество, — уверен Глисков. — Не вариант разрешить строить человеку, который уже взял землю под мусоросортировочный завод — его не построил и решил, что выгоднее крематорий. При этом территория уже вся захламлена мусором».

Что общего у Суровцева и Глискова, так это то, что оба считают: крематорий до сих пор не появился в Красноярске, потому что администрация экс-мэра Эдхама Акбулатова не была заинтересована в его строительстве.

Крематорий на одного

Председатель «Союза предпринимателей похоронного дела г. Красноярска» Игорь Коробейников называет Виктора Суровцева «реально нейтральным бизнесменом». По его мнению, Суровцев хотел построить независимый крематорий, который бы «не имел никакого отношения к ритуальным компаниям» в городе.

Фото: press-line.ru

В союзе предпринимателей считают, что, вероятно, инвестор у нынешнего проекта уже есть.

— Насколько мы знаем в ритуальном обществе, что это все делается под одного бизнесмена, — рассказал Коробейников «ПМ». — Вот если будет крематорий муниципальным или частно-государственным, или будут какие-либо рычаги воздействия со стороны администрации — то тогда хорошо. Если этого не будет, народ исплюется, и заорется, и изнервничается от этого крематория. Под [Вадима] Абдуллина это все делается. Если все будет под управлением этого господина, то с людей будут спускать последнюю шкуру в плане денег.

На этом месте ненадолго прервем разговор с Игорем Коробейниковым и отвлечемся, пожалуй, на самого ключевого героя статьи — Вадима Абдулина.

Кто такой Вадим Абдулин?

По оценкам союза предпринимателей похоронного дела на 2015 год, ему принадлежит около 70% городского рынка ритуальных услуг, а ежемесячная прибыль бизнесмена доходит до 80 млн рублей. За Абдулиным закрепилось несколько прозвищ, среди которых Вадим Могила и Вадик-ситуация (часто употребляет слово «ситуация»).

В 2015 году на «Проспекте Мира» выходил большой материал про этого бизнесмена. Мы рассказывали, что в начале-середине 1990-х, когда Абдулин еще жил в Минусинске, ему дали реальный срок за хулиганство. После отсидки, в конце 1990-х, Вадим Исмагилович переехал в Красноярск, где его брат Олег работал санитаром в морге. Благодаря связям в судмедэкспертизе Абдулину удалось добиться регулярных заказов и к 2009 году стать хозяином ритуального бизнеса.

В 2016 году Абдулин открыл на Маркса, 32а офис крематория — сама кремация происходит в Новосибирске, после чего родственникам отдают капсулу с прахом. В том же году он в интервью ТВК заявил, что крематорий в Красноярске нужен, а новосибирский офис открыл для того, чтобы оценить востребованность услуги. Тогда у бизнесмена уже был готов проект колумбарной стены.

Фото: tvk6.ru

Вернемся к разговору с председателем союза Игорем Коробейниковым. Вхожие в союз бизнесмены предполагают, что идея строительства крематория принадлежит непосредственно Абдулину, и ему пришлось долгое время уговаривать чиновников вновь поднять этот вопрос:

— Слышали, что он [Абдулин] очень долго ходил к Логинову. Думали, что там будут придумывать типа единого информационного центра ритуальных услуг. Но, видимо, проталкивалась идея крематория», — рассказывает Коробейников.

Коробейников предполагает, что главным его партнером является депутат Госдумы от ЛДПР Сергей Натаров.

Фото: «Открытое общество», Сергей Натаров справа

Такого же мнения придерживается анонимный источник «ПМ» — бизнесмен из сферы ритуальных услуг. 

— Давайте цепочку проследим: есть у нас господин Натаров, который в Москве в Госдуме. Господин Натаров общается очень хорошо с Вадимом. Как вы думаете, Натаров не сможет решить вопрос с Логиновым? Элементарно. Я думаю, что также и Натаров решит вопрос и с Уссом», — говорит предприниматель.

Источник утверждает, что крематорий обязательно в ближайшие годы появится в Красноярске. И причина — не столько недостаток мест для захоронений, сколько обещание мэра Сергея Еремина построить крематорий и желание Абдулина сделать это самому:

— Пока у нас будет в Красноярске крематорий, который в кавычках муниципальный, но на самом деле не муниципальный, а из Москвы этим крематорием будут управлять  ничего хорошего не будет», — считает бизнесмен. 

Коробейников и его анонимный коллега также подтверждают связь Сергея Натарова и Вадима Абдулина с выпущенным из СИЗО под домашний арест Аркадием Волковым. Выше мы вспоминали перформанс с иконами. Но вскоре, в том же 2015-ом году, Волков резко меняет позицию и на своей странице в фейсбуке рекламирует филиал крематория Абдулина.

Милиционер и Ситуация

В заключение ритуальной эпопеи стоит рассказать еще об одной истории, о которой «ПМ» узнал из собственных источников, и которую нам подтвердил Игорь Коробейников, хорошо знакомый с ситуацией. А именно о конфликте между экс-главой департамента городского хозяйства администрации, а сейчас руководителем Свердловского района Игорем Титенковым и Вадимом Абдулиным.

До августа 2013 года, когда подпорная стена на Свободном похоронила под собой двоих человек, главой департамента горхозяйства был Олег Гончеров. В период его работы, говорит источник «ПМ», Абдулин способствует назначению Семена Бугаева руководителем муниципального предприятия «Ритуальные услуги». После увольнения Гончерова новым главой назначают Игоря Титенкова. В том же 2013 году ритуальщики начинают жаловаться ему на монополизацию похоронного бизнеса:

«И мы [Титенкову] всю правду-матку вываливаем по поводу муниципального предприятия. Мы не хотели, чтобы Абдулин имел над ним контроль. Объясняем всю ситуацию, — вспоминает Коробейников. — Титенкова это не устраивает, он пытается с этим бороться. Абдулин пытается вопрос зарешать с Титенковым по поводу предприятия. Потом начинается вопрос по поводу земли — Абдулин хочет выхватить кусок около Бадалыка, якобы под колумбарий. Титенков против. Под эгидой муниципального предприятия, говорит, я готов идти, а вот именно, чтобы тебе кусок дать, чтобы ты хорошее место поимел около ворот кладбища и потом людей разорял, я против».

По нашим данным, Титенков в своем кабинете в довольно резкой форме отказал Абдулину. Тот не простил и, по словам похоронщиков, натравил на него депутата горсовета Волкова. Народный избранник обвинил Титенкова во всех городских проблемах и обратился к мэру с требованием уволить его, заявив«Это показатель неполного интеллектуального соответствия той должности, которую человек занимает». Титенков подал иск о защите чести и достоинства, который, впрочем, выиграть не смог.  

По мнению Коробейникова, чиновник пошел против бизнесмена не ради собственной выгоды, а из чувства справедливости:

— А Титенков в душе милиционер. Вот настоящий милиционер. Вот таких мало. У него позиция такая была: мне это не надо. Мне не нужны ваши деньги, главное, чтобы все было одинаково, ровно, и чтобы муниципальное предприятие, подведомственное мне, работало самостоятельно. Чтобы не было никаких Абдулиных и тому подобное», — заключает Коробейников.

На просьбу «Проспекта Мира» о комментарии ныне глава Свердловского района Игорь Титенков попросил перезвонить позднее, и после этого был недоступен.

А что Натаров?

Депутат Госдумы Сергей Натаров в разговоре с «ПМ» сообщил, что крематорий в Красноярске — «достаточно нужная вещь». Как и предыдущие наши собеседники, он считает, что проект не был реализован ранее, потому что «власть не так сильно желала этого». Какое-либо отношение к строительству крематория Натаров отрицает.

«Никакого отношения не имею к этому, — утверждает депутат. — Я бы никогда не воспользовался крематорием, потому что я воцерковленный человек и вся моя семья. Сподвигаем внуков к более традиционным методам – к похоронам. Я лично и моя семья к этому отрицательно относимся».

Вадим Абдулин от комментариев отказался. Бизнесмен ответил на сообщение, в котором написал, что «не видит смысла разговаривать на эту тему».

А вы уже читаете «Проспект Мира» в Яндекс.Дзене?

Новые материалы

Читаемые материалы

Мы в соцмедиа
Наши проекты
Читай нас там, где удобно
Закрыть
Наверх