Posted 25 июня, 05:21

Published 25 июня, 05:21

Modified 25 июня, 06:59

Updated 25 июня, 06:59

Эксперты оценили команду Котюкова и рассказали о влиянии предыдущего губернатора

Замы из Москвы, силовики и ФПГ: как изменились центры силы в крае при Котюкове?

25 июня 2024, 05:21
Фото: Александр Черных / krskstate.ru

Эксперты оценили команду Котюкова и рассказали о влиянии предыдущего губернатора

Уже больше года Михаил Котюков работает в должности главы Красноярского края. «Проспект Мира» поговорил с политологами о том, как изменились центры силы и принятия решений в регионе, успел ли новый губернатор сформировать свою команду и сколько власти осталось у губернатора предыдущего.

Команда Котюкова — есть ли она?

В апреле этого года в разговоре с «Проспектом Мира» красноярский политолог Александр Чернявский отмечал, что Котюкову следует начать уделять серьезное внимание кадровой и управленческой политике. Если у него не будет надежной опоры в виде команды, то многие ключевые проекты будут реализовываться через пень-колоду. Сейчас Чернявский назвал ближайшее окружение Котюкова — это вице-премьеры Сергей Кузьмин и Алексей Медведев.

С 2013 по 2018 год Сергей Кузьмин и Алексей Медведев были заместителями Котюкова в бытность его главой Федерального агентства научных организаций (ФАНО). С 2018 года Кузьмин и Медведев были заместителями Котюкова, когда он занимал пост министра науки и высшего образования РФ.

В июне 2023 года Сергей Кузьмин был назначен советником губернатора Красноярского края, в октябре того же года он занял кресло вице-премьера. В январе 2024 года Алексей Медведев получил должность вице-премьера Красноярского края.

Как полагает бывший красноярский чиновник, политтехнолог Алексей Аксютенко, основной задачей Алексея Медведева и Сергея Кузьмина является экономика Красноярского края.

«Кадры, информационная политика, все истории с политическим блоком — этот вопрос закрывает [первый замгубернатора] Сергей Пономаренко. А вот экономические вопросы — переговоры с Москвой, крупные инфраструктурные проекты, соглашения по аграрному сектору — как раз в зоне влияния двух новых вице-премьеров», — сказал он.

Аксютенко считает, что Медведев и Кузьмин уже вникают во все процессы и перестраивают экономику. Эксперт связывает их активность с тем, что у Котюкова есть федеральные задачи, поставленные правительством РФ и влиятельными людьми в околоправительственных кругах.

«Поэтому для решения этих задач очень важно, чтобы экономический блок был под контролем. И как раз основная задача двух новых вице-премьеров — разобраться с этими составляющими. Потому что это очень важно для решения задач, которые ставят перед Котюковым его московские кураторы», — считает политтехнолог.

При этом, по промежуточным результатам нельзя сказать, что Котюков серьезно обосновался, полагает Аксютенко.

«В 2017 году Котюков очень хотел работать губернатором, и даже приехал в Красноярский край — но тогда его обошел Александр Усс, — рассказывает экс-чиновник. — Шесть лет спустя, мне кажется, это уже не совсем совпадало с его жизненными планами. Да, Котюков выполняет полномочия губернатора, при этом нельзя сказать, что он делает это плохо или хорошо. Может быть это связано с тем, что ему пока не дают развернуться».

По мнению Аксютенко, местная команда сохранила возможность влияния практически на все процессы, и практически все ключевые фигуры остались на своих местах.

«Такое положение вещей может его устраивать это только в одном случае — если он не планирует здесь надолго задерживаться. Если это действительно так, то он хочет сохранить все в том виде, в котором сейчас все существует, потому что человек, который придет после него, уже сам будет выстраивать свою кадровую политику. Если же Котюков планирует отработать свой губернаторский срок, то ему необходимо принимать меры и менять центры силы», — считает Аксютенко.

Старая гвардия

Политический аналитик Александр Чернявский подчеркнул, что одной из ключевых фигур в региональной власти был и остается Сергей Пономаренко:

«Все-таки он занимает пост руководителя администрации губернатора Красноярского края уже при четвертом главе региона. За это время он, естественно, заматерел, как куратор внутренней политики и влияет на принятие многих важных решений».

Алексей Аксютенко добавляет, что вокруг Пономаренко «намагничена» целая плеяда людей, так или иначе влияющих на принятие решений.

«Это депутат Юрий Швыткин, который уже давно находится в некоей коллаборации с Пономаренко. Это и краевые парламентарии. Алексей Додатко сейчас пытается приобрести некую самостоятельность, но я думаю, что его будут усиленно ставить на место и никто не даст ему самостоятельности. Да он сам к ней особо и не привык, если честно», — считает политтехнолог.

Кроме того, уверяет Чернявский, не стоит сбрасывать со счетов Александра Усса. Политолог говорит, что сейчас у экс-губернатора, занимающего пост сенатора, хорошие отношения со значимыми фигурами федеральной власти — например, с Сергеем Шойгу и Валентиной Матвиенко.

«Более того, в регионе у него остался свой круг сторонников. Но он этим влиянием не злоупотребляет. У него другие приоритеты. Александр Викторович сейчас много времени посвящает развитию СФУ, где он является президентом, и возрождению Сибирского экспертного клуба.
Прошлой осенью Котюкова и Усса пытались столкнуть лбами, но эта довольно неуклюжая попытка успеха врагам сенатора не принесла. Александр Усс по-прежнему общается с Михаилом Котюковым, но это общение идет скорее в плане обсуждения каких-то проектов и взаимодействия с федеральной властью. В любом случае это нельзя назвать прямым влиянием на управленческие процессы в регионе», — считает он.

А вот Алексей Аксютенко полагает, что Усс продолжает активно вмешиваться в политику региона — та политическая и управленческая инфраструктура, которую Усс выстроил за время, пока он был спикером краевого ЗС и губернатором, никуда не делась и по инерции продолжает ему подчиняться:

«У сенатора очень высокое влияние на мэра Красноярска Владислава Логинова, его [Усса] дети являются бизнес-партнерами основных застройщиков Красноярска — Владимира Егорова [„Сибиряк“] и Александра Коропачинского [СМ СИТИ]».

Артем Усс — сын экс-губернатора и учредитель ООО «УК „СМ. СИТИ“. По данным „Спарка“ ему принадлежит 5,95% компании. Выручка компании в 2023 году — 1 миллиард, чистая прибыль — 300 миллионов рублей, активы — 2 миллиарда. В 2022 году выручка компании составила 3,2 миллиарда, чистая прибыль — 536 миллионов, активы — 2,4 миллиарда.

По состоянию на 2023 год, Артем Усс был учредителем ООО «Сибуголь». Его доля в компании составляла 38,70%. Выручка в 2023 году составила 5,1 миллиарда, чистая прибыль — 843 миллиона, активы — 2,3 миллиарда. За 2022 год цифры больше: 4,8 миллиардов выручки и 891 миллион прибыли. На данный момент данные об учредителях компании закрыты.

Кроме того, у Усса-младшего находили и зарубежные активы. Согласно данным итальянских СМИ, у него есть 40,11% акций отельной компании Luxury Sardinia, вилла в Базильо под Миланом, гараж, а также 160 тысяч евро на банковском счете. Сейчас эти активы заморожены.

Также у Александра Усса есть две дочери: Мария, 1977 года рождения, и Александра, 1992 года рождения. Однако о них практически ничего неизвестно.

«Например, в Красноярске у департамента градостроительства уже долгое время нет руководителя. Потому что строители никак не могут согласовать кандидатуру. Даже мэр Логинов не может принять это решение. — высказывает свое мнение Аксютенко. — Также Усс и застройщики сломали Котюкову кадровое решение, связанное с назначением министра строительства Красноярского края, фактически запихнув Михаила Заскалько на эту должность.
Наконец, советником губернатора по-прежнему остается Владимир Шаешников [экс-руководитель ГУФСИН Красноярского края. 25 апреля 2022 года был назначен полномочным представителем губернатора Александра Усса], который является доверенным лицом Усса и также влияет на кадровую политику», — заключает Аксютенко.

Силовики как центр силы

Алексей Аксютенко отмечает, что все больше влияния в крае приобретает силовой блок — учитывая ситуацию, он становится одним из самых значимых центров принятия решений:

«В первую очередь это краевая прокуратура. Глава ведомства Роман Тютюник ведет достаточно жесткую позицию в части кадровой политики. В краевом правительстве он порой решает больше, чем люди, которые должны за это отвечать и принимать решения. Безусловно, ФСБ также принимает решения, по крайней мере в части согласования тех или иных кандидатов на посты в муниципальных образованиях», — говорит он.

В качестве доказательства могущества прокуратуры эксперт называет уголовные дела против Владимира Егорова и его близких.

«Уголовное дело в отношении его сына не завершено, как и дело самого Егорова. Насколько я помню, дело Константина Егорова расследуется с 2021 года, оно тормозится, но рано или поздно закончится. Также завершится дело в отношении Владимира Егорова. Я думаю, что очень много предстоит ему сделать, чтобы избежать обвинительного приговора по этому делу», — считает Аксютенко.

Чернявский согласен с тем, что силовой блок в Красноярском крае реально влияет на политические и управленческие процессы.

«Благодаря их работе с региональной политической доски порой исчезают довольно заметные в местной номенклатуре фигуры. Важно, что у силовиков своя вертикаль власти. Они ориентируются на Москву и мало зависят от региональной власти — и это очень важный фактор.
В Красноярском крае за последнее время было достаточно много громких уголовных дел, процессов и т. д., в которых фигурируют депутаты ЗС, главы муниципалитетов, даже премьер краевого правительства. Это несомненно оказывает заметное влияние и на повестку, и на партийные расклады, и на управленческие процессы. Мы понимаем, что если садят за коррупцию главу района, то это уже вызывает потом целый ряд вынужденных решений со стороны Серого дома», — подчеркнул политолог.

Среди наиболее заметных уголовных дел в отношении чиновников и депутатов — дело экс-премьера Юрия Лапшина и бывшего главы транспортного управления края Константина Мандрова, а также депутата ЗС Александра Глискова.

Все в федерацию

Впрочем, на Москву ориентируется не только силовой блок, но и еще один традиционный центр силы в Красноярском крае — финансово-промышленные группы.

«В первую очередь это Норникель, „Русал“ и СГК. Если говорить о влиянии на политические и управленческие процессы, то, на мой взгляд, этого влияния стало меньше. — считает Чернявский, — Я говорю не об информационных поводах, например, о переносе медного завода в Китай. Мы сейчас говорим о влиянии на некие политические и управленческие решения».

Однако при этом, как отметил в разговоре с «ПМ» красноярский политолог Сергей Комарицын, практически вся экономика Красноярского края принадлежит крупнейшим общероссийским частным компаниям — за исключением оборонно-промышленного и космического кластеров, где федеральная госсобственность.

«Примерно 95% валового регионального продукта приходится всего на несколько предприятий. У нас представлены практически все крупнейшие российские корпорации. Им и принадлежит экономика края. А они в свою очередь формируют бюджет края: нефтяники, „Норильский никель“, энергетики, золотодобыча и т. п. Так исторически сложилось. Структура экономики, к примеру, Новосибирской области или Алтайского края серьезно отличается от нашей».

На долю красноярских собственников, отмечает политолог, приходится очень небольшая часть — аграрный сектор, строительный комплекс, ритейл, ЖКХ, сервисные отрасли.

«Хотя и здесь ощущается присутствие некрасноярского бизнеса. Значительную часть ЖКХ, например, контролирует группа СГК-СУЭК. Они, вообще тройные монополисты — сами добывают уголь, сами себе продают, генерируют тепло и это тепло сами себе продают. Или, например, если ресторанный бизнес в основном принадлежит красноярцам, то про торговые сети этого сейчас уже сказать нельзя», — резюмировал Сергей Комарицын.